Letter 105

Revision as of 14:53, 24 September 2020 by Brett (talk | contribs)
(diff) ← Older revision | Latest revision (diff) | Newer revision → (diff)
Date 4/16 October 1867
Addressed to Yekaterina Alekseyeva
Where written Moscow
Language Russian
Autograph Location Saint Petersburg (Russia): National Library of Russia (ф. 834, ед. хр. 10)
Publication П. И. Чайковский. Полное собрание сочинений, том V (1959), p. 105

Text and Translation

Russian text
(original)
English translation
By Brett Langston
4 октября
Москва

Милая и добрейшая моя Тётя!

Ваше письмо доставило мне случай удивиться премудрости провидения, которое свело не только в одной стране, в одном городе, но даже в одном доме два столь дорогие моему сердцу существа. Я убеждён, что эта встреча отлично, лучше всяких лекарств и лечений, подействовала на Ваше здоровье; мне кажется, что для Вашей впечатлительной и нервной натуры ласки и общество любящих Вас и любимых Вами людей гораздо необходимее мариенбадских вод и венского винограда.

Проездом в Петербурге я виделся с молодыми и обедал у них. Они, кажется, невероятно влюблены друг в друга и совершенно счастливы; Вы пишете, что они даже Вас забыли; но это неправда, они только и думают и говорят, что об Вас, а если пишут не слишком часто, то это по причине медовых месяцев, отнимающих все время на нежности.

Лето я провёл довольно приятно в Гапсале, где, кажется, и Вы когда-то были и пели. Совершил также маленькое путешествие по Финляндии. Теперь возвратился уже месяц тому назад в матушку-Москву и предался обычным занятиям, т. е. даванию уроков в Консерватории и в свободное время сочинению оперы. Хочу в этом году как бы то ни было накопить маленькую сумму денег и съездить летом за границу. Надеюсь тогда увидеть Вас счастливою и цветущею здоровьем в каком-нибудь прелестном уголке Германии.

Воображаю, как Вы полюбили моего Володьку; этот господинчик как будто создан для того, чтобы пленять и очаровывать всех и каждого. Дай Бог, чтобы впоследствии своим талантом он так же блистал, как и остальными качествами. А талант у него весьма замечательный.

Будьте здоровы, моя милая Тётя, и, если будет время, пишите Вашему нежно любящему Вас племяннику,

П. Чайковскому

4 October
Moscow

My dear and most kind Aunt!

Your letter afforded me the opportunity to marvel at the wonders of providence, which has brought together, not only in the same country, the same city, but even in the same house, two people so dear to my heart. I am convinced that this splendid meeting had more of a beneficial effect for your health than any medicines and treatments; it seems to be that for your susceptible and nervous nature, the endearments and company of people you love and whom love you are far more essential than Marienbad waters and Viennese grapes.

Travelling to Petersburg, I saw the youngsters and had dinner with them. They seem to be incredibly enamoured with each other, and are perfectly happy. You write that they had even forgotten you: but this is untrue, they only think and talk about you, and if they do not write often enough, then this is because of the honeymoon, where affection steals all their time.

I spent the summer quite pleasantly in Hapsal, where, it seems, you once sang. I also happened to take a short trip to Finland. I returned home a month ago back to Mother Moscow, and have been immersed my usual activities, i.e. giving lessons at the Conservatory and composing an opera in my spare time. I want to somehow save up a small amount of money this year and go abroad in the summer. I hope to see you then, happy and in flourishing health in some delightful corner of Germany.

I can imagine how you became enamoured with my Volodka; it is as if this gentleman had been created in order to charm and captivate everybody. God grant that his talent will subsequently shine as brilliantly as his other qualities. And his talent is highly remarkable.

Keep well, my dear Aunt and, if there is time, write fondly to your favourite nephew,

P. Tchaikovsky