Difference between revisions of "Letter 154"

m (1 revision imported)
 
(One intermediate revision by the same user not shown)
Line 5: Line 5:
 
|Language=Russian  
 
|Language=Russian  
 
|Autograph=[[Saint Petersburg]] (Russia): {{RUS-SPsc}} (ф. 834, ед. хр. 15)  
 
|Autograph=[[Saint Petersburg]] (Russia): {{RUS-SPsc}} (ф. 834, ед. хр. 15)  
|Publication={{bibx|1939/11|Советская музыка}} (1939), No. 5, p. 56<br>{{bib|1959/50|П. И. Чайковский. Полное собрание сочинений ; том V}} (1959), p. 177–178
+
|Publication={{bibx|1939/11|Советская музыка}} (1939), No. 5, p. 56<br/>{{bib|1959/50|П. И. Чайковский. Полное собрание сочинений ; том V}} (1959), p. 177–178
 
}}
 
}}
==Text==
+
==Text and Translation==
 
{{Lettertext
 
{{Lettertext
 
|Language=Russian
 
|Language=Russian
|Translator=
+
|Translator=Brett Langston
|Original text={{centre|Милостивый государь!<br>Степан Александрович!}}
+
|Original text={{centre|Милостивый государь!<br/>Степан Александрович!}}
 
В апреле месяце текущего года я имел честь докладывать Вашему превосходительству, что мною вчерне была написана 3-х актная опера «''Ундина''». Я спрашивал тогда, мог ли я надеяться в течение предстоявшего сезона увидеть мою оперу поставленной на сцене Мариинского театра.
 
В апреле месяце текущего года я имел честь докладывать Вашему превосходительству, что мною вчерне была написана 3-х актная опера «''Ундина''». Я спрашивал тогда, мог ли я надеяться в течение предстоявшего сезона увидеть мою оперу поставленной на сцене Мариинского театра.
  
Line 22: Line 22:
 
В газетах я читал, что готовятся к постановке несколько новых опер, и только в случае, если останется свободное время, имеется в виду дать и мою оперу. Из этого газетного известия. я вывожу то прискорбное заключение, что об моей опере ещё нет серьёзного разговора, что появление её на сцене сомнительно. Это для меня в высшей степени неприятно, ибо, отказавшись от всяких других занятий, я усиленно трудился все лето, вполне положившись на обещание Вашего превосходительства и с радостью помышляя об осуществлении так давно лелеянной мной мечты слышать свою оперу в Петербурге.
 
В газетах я читал, что готовятся к постановке несколько новых опер, и только в случае, если останется свободное время, имеется в виду дать и мою оперу. Из этого газетного известия. я вывожу то прискорбное заключение, что об моей опере ещё нет серьёзного разговора, что появление её на сцене сомнительно. Это для меня в высшей степени неприятно, ибо, отказавшись от всяких других занятий, я усиленно трудился все лето, вполне положившись на обещание Вашего превосходительства и с радостью помышляя об осуществлении так давно лелеянной мной мечты слышать свою оперу в Петербурге.
  
Как бы то ни было, я ещё не теряю надежды и твёрдо убеждён, что лишь какие-нибудь неизвестные мне. но непреодолимые препятствия принудили дирекцию отменить своё первоначальное намерение. Во всяком случае, имею честь покорнейше просить Ваше превосходительство уведомить меня о том, в какой мере я ещё могу надеяться на то, что опера моя будет дана, а также, в случае, если она стоит на репертуаре, известить, в какое приблизительно время её могут дать.
+
Как бы то ни было, я ещё не теряю надежды и твёрдо убеждён, что лишь какие-нибудь неизвестные мне, но непреодолимые препятствия принудили дирекцию отменить своё первоначальное намерение. Во всяком случае, имею честь покорнейше просить Ваше превосходительство уведомить меня о том, в какой мере я ещё могу надеяться на то, что опера моя будет дана, а также, в случае, если она стоит на репертуаре, известить, в какое приблизительно время её могут дать.
  
Прошу Ваше превосходительство простить мою докучливость и принять уверение в глубочайшем почтении, с коим имею честь быть  
+
Прошу Ваше превосходительство простить мою докучливость и принять уверение в глубочайшем почтении, с коим имею честь быть, Вашего превосходительства покорнейшим слугою,
 
 
Вашего превосходительства покорнейшим слугою,
 
 
{{right|П. Чайковский}}
 
{{right|П. Чайковский}}
 
12 октября 1869-го года.
 
12 октября 1869-го года.
Line 32: Line 30:
 
''Адрес''. Москва, Воздвиженка, Консерватория, в доме баронессы Черкасовой.
 
''Адрес''. Москва, Воздвиженка, Консерватория, в доме баронессы Черкасовой.
  
|Translated text=
+
|Translated text={{centre|Gracious Sir!<br/>[[Stepan Gedeonov|Stepan Aleksandrovich]]!}}
 +
In the month of April of the present year I had the honour to inform your Excellency that I had written the draft of a 3-act opera "''[[Undina]]''". I then asked if I might hope to see my opera produced on the stage at the Mariinsky Theatre during the course of the forthcoming season.
 +
 
 +
Your Excellency, via the mediation of Prince Nazarov, honoured me with the decision that if my opera was to be completely ready by 1st September, or no later than November at the latest, it would be put on the Mariinsky stage.
 +
 
 +
Encouraged by this undertaking, and furthermore, as the singer Menshikova told me, you had indicated my opera would be given for her benefit, I set aside all my other work and diligently set about the instrumentation. In July the opera was ready, and at the beginning of August, via the Moscow office of the theatre directorate, I submitted the full score, piano reduction and libretto to Mr ''Head of Repertoire''.
 +
 
 +
Two more months have now passed, and not only have I been given no information about when my opera will be given and rehearsals are to begin, but I do not even know whether the score was received, and where it is to be found!
 +
 
 +
I have read in the newspapers that several new operas are being prepared for production, and that consideration will only be given to my opera if there is sufficient time available. From these newspaper reports I must draw the regrettable conclusion that my opera has still not been seriously discussed, and that its appearance on the stage is doubtful. This is extremely unpleasant for me, because, having abandoned all other activities, I worked diligently all summer, relying entirely on Your Excellency's undertaking, and happily imagining the realization of my long-cherished dream of hearing my opera in [[Petersburg]].
 +
 
 +
Be that as it may, I still have not lost hope, and I am convinced that only some sorts of insurmountable obstacles, unknown to me, must have compelled the directorate to revoke its original decision. In any case, I have the honour to humbly ask Your Excellency to notify me of to what extent I can still hope that my opera will be given, and also, if it is in the repertoire, to notify me of approximately when it is to be given.
 +
 
 +
I ask Your Excellency to pardon my impertinence and to accept the assurance of my profound respect, with which I have the honour to be Your Excellency's most obedient servant,
 +
{{right|P. Tchaikovsky}}
 +
12 October 1869.
 +
 
 +
''Address'': [[Moscow]], Vozdvizhenka, Conservatory, at the house of Baroness Cherkasova.
 
}}
 
}}
 
{{DEFAULTSORT:Letter 0124}}
 
{{DEFAULTSORT:Letter 0124}}

Latest revision as of 11:32, 7 December 2019

Date 12/24 October 1869
Addressed to Stepan Gedeonov
Where written Moscow
Language Russian
Autograph Location Saint Petersburg (Russia): National Library of Russia (ф. 834, ед. хр. 15)
Publication Советская музыка (1939), No. 5, p. 56
П. И. Чайковский. Полное собрание сочинений, том V (1959), p. 177–178

Text and Translation

Russian text
(original)
English translation
By Brett Langston
Милостивый государь!
Степан Александрович!

В апреле месяце текущего года я имел честь докладывать Вашему превосходительству, что мною вчерне была написана 3-х актная опера «Ундина». Я спрашивал тогда, мог ли я надеяться в течение предстоявшего сезона увидеть мою оперу поставленной на сцене Мариинского театра.

Ваше превосходительство чрез посредство князя Назарова почтили меня уведомлением, что если моя опера будет совершенно готова к 1-му сентября, то ни в каком случае не позже ноября она будет идти на Мариинской сцене.

Обнадежённый этим обещанием и ещё тем, что, как говорила мне певица Меньшикова, Вы предполагали дать ей мою оперу для бенефиса, я оставил все другие предстоявшие мне работы и усердно принялся за инструментовку. В июле опера была готова, а в начале августа через Московскую контору дирекции театров я препроводил партитуру, клавираусцуг и либретто к г. начальнику репертуара.

С тех пор прошло более двух месяцев, и я не только не имею сведений о том, когда будет дана моя опера и начнутся репетиции, но даже не знаю, получена ли там партитура и где она находится!

В газетах я читал, что готовятся к постановке несколько новых опер, и только в случае, если останется свободное время, имеется в виду дать и мою оперу. Из этого газетного известия. я вывожу то прискорбное заключение, что об моей опере ещё нет серьёзного разговора, что появление её на сцене сомнительно. Это для меня в высшей степени неприятно, ибо, отказавшись от всяких других занятий, я усиленно трудился все лето, вполне положившись на обещание Вашего превосходительства и с радостью помышляя об осуществлении так давно лелеянной мной мечты слышать свою оперу в Петербурге.

Как бы то ни было, я ещё не теряю надежды и твёрдо убеждён, что лишь какие-нибудь неизвестные мне, но непреодолимые препятствия принудили дирекцию отменить своё первоначальное намерение. Во всяком случае, имею честь покорнейше просить Ваше превосходительство уведомить меня о том, в какой мере я ещё могу надеяться на то, что опера моя будет дана, а также, в случае, если она стоит на репертуаре, известить, в какое приблизительно время её могут дать.

Прошу Ваше превосходительство простить мою докучливость и принять уверение в глубочайшем почтении, с коим имею честь быть, Вашего превосходительства покорнейшим слугою,

П. Чайковский

12 октября 1869-го года.

Адрес. Москва, Воздвиженка, Консерватория, в доме баронессы Черкасовой.

Gracious Sir!
Stepan Aleksandrovich!

In the month of April of the present year I had the honour to inform your Excellency that I had written the draft of a 3-act opera "Undina". I then asked if I might hope to see my opera produced on the stage at the Mariinsky Theatre during the course of the forthcoming season.

Your Excellency, via the mediation of Prince Nazarov, honoured me with the decision that if my opera was to be completely ready by 1st September, or no later than November at the latest, it would be put on the Mariinsky stage.

Encouraged by this undertaking, and furthermore, as the singer Menshikova told me, you had indicated my opera would be given for her benefit, I set aside all my other work and diligently set about the instrumentation. In July the opera was ready, and at the beginning of August, via the Moscow office of the theatre directorate, I submitted the full score, piano reduction and libretto to Mr Head of Repertoire.

Two more months have now passed, and not only have I been given no information about when my opera will be given and rehearsals are to begin, but I do not even know whether the score was received, and where it is to be found!

I have read in the newspapers that several new operas are being prepared for production, and that consideration will only be given to my opera if there is sufficient time available. From these newspaper reports I must draw the regrettable conclusion that my opera has still not been seriously discussed, and that its appearance on the stage is doubtful. This is extremely unpleasant for me, because, having abandoned all other activities, I worked diligently all summer, relying entirely on Your Excellency's undertaking, and happily imagining the realization of my long-cherished dream of hearing my opera in Petersburg.

Be that as it may, I still have not lost hope, and I am convinced that only some sorts of insurmountable obstacles, unknown to me, must have compelled the directorate to revoke its original decision. In any case, I have the honour to humbly ask Your Excellency to notify me of to what extent I can still hope that my opera will be given, and also, if it is in the repertoire, to notify me of approximately when it is to be given.

I ask Your Excellency to pardon my impertinence and to accept the assurance of my profound respect, with which I have the honour to be Your Excellency's most obedient servant,

P. Tchaikovsky

12 October 1869.

Address: Moscow, Vozdvizhenka, Conservatory, at the house of Baroness Cherkasova.