Letter 240

Revision as of 14:36, 7 March 2019 by Brett (talk | contribs) (Text replacement - " счет" to " счёт")
Date 28 September/10 October 1871
Addressed to Nikolay Tchaikovsky
Where written Moscow
Language Russian
Autograph Location Saint Petersburg (Russia): National Library of Russia (ф. 834, ед. хр. 37, л. 1–2)
Publication Жизнь Петра Ильича Чайковского, том 1 (1900), p. 372 (abridged)
П. И. Чайковский. Полное собрание сочинений, том V (1959), p. 262–263

Text

Russian text
(original)
28 сентября. Москва

Милый братец!

Очень тебе благодарен за сведения о Заке и за участие, которое ты в нем питаешь. Это чрезвычайно меня трогает и свидетельствует о твоем добром сердце и способности ценить хороших людей. Я тебя хочу просить о следующем. Так как ты (к величайшему моему удовольствию) хочешь избавить на зиму Зака от поездок, то не сочтешь ли возможным и полезным для него дать ему в скором времени кратковременный отпуск в Москву. Я нахожу, что это необходимо для него, чтобы освежиться в среде несколько высшей, чем та, которая его окружает. Я боюсь, как бы не огрубел он и как бы не заглохли в нем инстинкты к умственному усовершенствованию. Наконец, ему необходимо повидаться с матерью, которая ноет в тоске по нем.

Прошу тебя, голубчик, если ты находишь моё мнение основательны,—дозволь и даже прикажи ему проездиться в Москву; ты этим и мне доставишь большое удовольствие.

Я сильно стосковался по нем и боюсь за его будущность: боюсь, чтобы физическая деятельность не убила в нем его высших стремлений. Скажу тебе откровенно, что если я замечу в нем нравственный и умственный упадок, то употреблю меры к приисканию ему другой деятельности. Но как бы то ни было, а мне совершенно необходимо его видеть. Ради бога, устрой это.

Про себя скажу, что не могу нарадоваться на свою решимость расстаться с Рубинштейном. Несмотря на всю мою дружбу к нему, его сожительство меня тяготило; я устроился очень мило и рад чувствовать себя полным хозяином. Очень усердно занимаюсь сочинением оперы, которая должна быть готова к концу года.

Насчёт наших счётов я вспомнил подробно, что ты дал мне 225 на покупку инструмента, 15 на перевозку и 10 для уплаты Фоглеру, а так как я дал за инструмент 250 р[ублей], то ты мне состоял должным 10 рублей. За уплатой же их Модесту—мы квиты.

Целую тебя.

П. Чайковский

Вполне оправдываю и поощряю твои планы бросить Конотоп.