Letter 252

Revision as of 22:19, 29 March 2020 by Brett (talk | contribs)
(diff) ← Older revision | Latest revision (diff) | Newer revision → (diff)
Date 31 January/12 February 1872
Addressed to Anatoly Tchaikovsky
Where written Moscow
Language Russian
Autograph Location Klin (Russia): Tchaikovsky State Memorial Musical Museum-Reserve (a3, No. 1079)
Publication Жизнь Петра Ильича Чайковского, том 1 (1900), p. 374 (abridged)
П. И. Чайковский. Письма к родным (1940), p. 178–179
П. И. Чайковский. Полное собрание сочинений, том V (1959), p. 273–275

Text

Russian text
(original)
Москва
31 января

Сегодня утром я телеграфировал тебе. Очень жалею, что по приезде я не получил твоего письма в ответ на моё, посланное из Ниццы, в котором я убедительно тебя прошу дать мне подробные сведения о твоей болезни. Она меня очень беспокоит. Дело в том, что из Вены я имел в виду поехать на Киев и целый день перед отъездом мучительно колебался между потребностью ехать как можно скорее в Москву и желанием тебя видеть, — но простой расчёт моих денежных ресурсов, а также то соображение, что пребывание в Киеве и Конотопе (где бы я непременно должен был остановиться) взяло бы слишком много времени, — заставили меня решиться ехать кратчайшим путём на Смоленск. Я было хотел писать тебе очень нежное письмо из Вены, да просто не хватило времени. Я хочу тебя убедительно просить взять отпуск И приехать на месяц в Москву. Ты хоть, вероятно, и будешь немножко скучать здесь, — но здесь есть превосходные доктора, которые быстро поставят тебя на ноги. Между тем тебе будет спокойно, а мне в высшей степени приятно. Твоя болезнь и отдаление от меня причиняют мне много беспокойства, и ты бы просто оказал мне услугу, если б решился приехать. Ради Бога, не жертвуй здоровьем для службы; ты ничего не можешь потерять от того, что посвятишь месяц на леченье серьёзное. Что касается финансов, то тебе только нужно будет взять на дорогу, здесь же, ты можешь быть уверен, что мне и не тяжело и не жалко будет издержать для нашей общей пользы и общего удовольствия несколько лишних десятков рублей. Согласись, что было бы слишком смешно, если б мы стеснялись друг перед другом; я полагаю, что ты не пожалел бы для меня никаких денег, точно так же, как и я готов для тебя на всякие жертвы. Путешествием я доволен, — но однако же не нашёл тех наслаждений, коих ожидал от юга вообще и Средиземного моря в особенности. Более подробные сведения сообщу тебе при личном свидании. Горечь, которую я испытал вследствие всех кунстштюков Модеста, уже начинала было проходить; но его месячное пребывание в Москве, пригнанное как раз к тому времени, что я отсутствовал, а также различные подробности о его пребывании здесь, слухи о его щедрости и сыпании Бог весть откуда взятых денег, — всё это меня опять волнует и внушает страх и злобу. Скажи ему, чтобы написал и объяснил мне, что всё это значит? Хоть бы он имел настолько такту, чтобы не делать всего этого как раз в то время, когда за него собираются уплачивать какие-то огромные суммы долгу. Прошу тебя хорошенько подумать о моей убедительной просьбе и сообщить решение. Если ты соберёшься в скором времени, то дай знать по телеграфу; в противном случае—пиши.

П. Чайковский

Кланяйся Саше и Лёле Гудимам.

Между прочим, Модест через Рубинштейна посулил Стрелецкому какие-то порученные ему 10 р[ублей] с[еребром] но и не думал их отдать. Нужно их уплатить или нет, — что это значит?