Difference between revisions of "Letter 367"

m (Text replacement - ",—" to ", — ")
m (Text replacement - "великого князя" to "Великого Князя")
Line 13: Line 13:
 
|Original text={{right|Москва, 19 октября 1874 г''.}}
 
|Original text={{right|Москва, 19 октября 1874 г''.}}
 
{{centre|Многоуважаемый Эдуард Францевич!}}
 
{{centre|Многоуважаемый Эдуард Францевич!}}
Сегодня я узнал от Рубинштейна. что Вы и великий князь были очень недовольны моей попыткой провести мою оперу в театр помимо конкурса. Мне очень жаль, что совершенно частное сообщение моё к Вам и Кондратьеву было доведено до сведения великого князя, который думал, что я как бы хотел выразить нежелание моё подчиниться правилам конкурса. Между тем дело объясняется очень просто. Я вообразил, что срок конкурса 1-го января, и потому поторопился окончить партитуру.
+
Сегодня я узнал от Рубинштейна. что Вы и великий князь были очень недовольны моей попыткой провести мою оперу в театр помимо конкурса. Мне очень жаль, что совершенно частное сообщение моё к Вам и Кондратьеву было доведено до сведения Великого Князя, который думал, что я как бы хотел выразить нежелание моё подчиниться правилам конкурса. Между тем дело объясняется очень просто. Я вообразил, что срок конкурса 1-го января, и потому поторопился окончить партитуру.
Приехавши в Москву из деревни, я узнал, что приходится ждать более целого года. В моем нетерпении упрочить постановку оперы (которой я дорожу, действительно, больше. чем деньгами) я совершенно частным образом написал в ответном письме к Кондратьеву, что хотел бы знать, не может ли моя опера быть принята в театр помимо конкурса. Я просил его поговорить при случае с Вами и дать мне ответ. Теперь я вижу, что это была с моей стороны глупость, потому что я не могу распоряжаться текстом оперы. Но напрасно Вы не написали или не поручили Кондратьеву написать мне, что я очень глуп, и вместо того заподозрили меня в каких-то коварных умыслах, которых у меня и в помышлении не было. Очень прошу Вас разувериться в этом, а также разуверить великого князя, который, как говорит Рубинштейн, был очень недоволен моим поступком.
+
Приехавши в Москву из деревни, я узнал, что приходится ждать более целого года. В моем нетерпении упрочить постановку оперы (которой я дорожу, действительно, больше. чем деньгами) я совершенно частным образом написал в ответном письме к Кондратьеву, что хотел бы знать, не может ли моя опера быть принята в театр помимо конкурса. Я просил его поговорить при случае с Вами и дать мне ответ. Теперь я вижу, что это была с моей стороны глупость, потому что я не могу распоряжаться текстом оперы. Но напрасно Вы не написали или не поручили Кондратьеву написать мне, что я очень глуп, и вместо того заподозрили меня в каких-то коварных умыслах, которых у меня и в помышлении не было. Очень прошу Вас разувериться в этом, а также разуверить Великого Князя, который, как говорит Рубинштейн, был очень недоволен моим поступком.
  
 
Кстати, позвольте Вас поблагодарить за включение «''Бури''» в репертуар Музык[ального] общества. Может быть, она ещё не скоро будет исполняться, но я пользуюсь случаем, чтобы исправить одну мою ошибку в инструментовке. Я заметил в прошлом году, что в интродукции, где все струнные разделены на три и у всех особенный ритм, —  первые скрипки слышны более других, во-первых, потому, что они сильнее других, а во-вторых, выше. Так как желательно, чтобы в этом месте не было заметно никакого определенного ритма, то очень прошу Вас первым скрипкам велеть играть ppp, а остальным просто p. Я забыл выставить это на партитуре.
 
Кстати, позвольте Вас поблагодарить за включение «''Бури''» в репертуар Музык[ального] общества. Может быть, она ещё не скоро будет исполняться, но я пользуюсь случаем, чтобы исправить одну мою ошибку в инструментовке. Я заметил в прошлом году, что в интродукции, где все струнные разделены на три и у всех особенный ритм, —  первые скрипки слышны более других, во-первых, потому, что они сильнее других, а во-вторых, выше. Так как желательно, чтобы в этом месте не было заметно никакого определенного ритма, то очень прошу Вас первым скрипкам велеть играть ppp, а остальным просто p. Я забыл выставить это на партитуре.

Revision as of 14:32, 19 January 2020

Date 19/31 October 1874
Addressed to Eduard Nápravník
Where written Moscow
Language Russian
Autograph Location Saint Petersburg (Russia): Saint Petersburg State Museum of Theatre and Music (Гик 17195/5)
Publication Жизнь Петра Ильича Чайковского, том 1 (1900), p. 447–448 (abridged)
Чайковский. Воспоминания и письма (1924), p. 110–111
П. И. Чайковский. Полное собрание сочинений, том V (1959), p. 370–371

Text

Russian text
(original)
Москва, 19 октября 1874 г.

Многоуважаемый Эдуард Францевич!

Сегодня я узнал от Рубинштейна. что Вы и великий князь были очень недовольны моей попыткой провести мою оперу в театр помимо конкурса. Мне очень жаль, что совершенно частное сообщение моё к Вам и Кондратьеву было доведено до сведения Великого Князя, который думал, что я как бы хотел выразить нежелание моё подчиниться правилам конкурса. Между тем дело объясняется очень просто. Я вообразил, что срок конкурса 1-го января, и потому поторопился окончить партитуру. Приехавши в Москву из деревни, я узнал, что приходится ждать более целого года. В моем нетерпении упрочить постановку оперы (которой я дорожу, действительно, больше. чем деньгами) я совершенно частным образом написал в ответном письме к Кондратьеву, что хотел бы знать, не может ли моя опера быть принята в театр помимо конкурса. Я просил его поговорить при случае с Вами и дать мне ответ. Теперь я вижу, что это была с моей стороны глупость, потому что я не могу распоряжаться текстом оперы. Но напрасно Вы не написали или не поручили Кондратьеву написать мне, что я очень глуп, и вместо того заподозрили меня в каких-то коварных умыслах, которых у меня и в помышлении не было. Очень прошу Вас разувериться в этом, а также разуверить Великого Князя, который, как говорит Рубинштейн, был очень недоволен моим поступком.

Кстати, позвольте Вас поблагодарить за включение «Бури» в репертуар Музык[ального] общества. Может быть, она ещё не скоро будет исполняться, но я пользуюсь случаем, чтобы исправить одну мою ошибку в инструментовке. Я заметил в прошлом году, что в интродукции, где все струнные разделены на три и у всех особенный ритм, — первые скрипки слышны более других, во-первых, потому, что они сильнее других, а во-вторых, выше. Так как желательно, чтобы в этом месте не было заметно никакого определенного ритма, то очень прошу Вас первым скрипкам велеть играть ppp, а остальным просто p. Я забыл выставить это на партитуре.

Ещё раз благодарю Вас за то, что не забываете меня.

Искренно уважающий Вас

П. Чайковский