Difference between revisions of "Letter 373"

en>Alexander
 
m (Text replacement - ",—" to ", — ")
 
(9 intermediate revisions by the same user not shown)
Line 5: Line 5:
 
|Language=Russian  
 
|Language=Russian  
 
|Autograph=[[Saint Petersburg]] (Russia): {{RUS-SPsc}} (ф. 834, ед. хр. 36, л. 60–61)  
 
|Autograph=[[Saint Petersburg]] (Russia): {{RUS-SPsc}} (ф. 834, ед. хр. 36, л. 60–61)  
|Publication={{bib|1900/35|''Жизнь Петра Ильича Чайковского'' ; том 1}} (1900), p. 451–452 (abridged)<br>{{bib|1940/210|''П. И. Чайковский. Письма к родным'' ; том 1}} (1940), p. 210–211 (abridged)<br>''{{bib|1955/37|П. И. Чайковский. Письма к близким}}'' (1955), p. 92–93 (abridged)<br>''{{bib|1959/50|Piotr Ilyich Tchaikovsky. Letters to his family. An autobiography}}'' (1981), p. 91 (English translation; abridged)
+
|Publication={{bib|1900/35|Жизнь Петра Ильича Чайковского ; том 1}} (1900), p. 451–452 (abridged)<br/>{{bib|1940/210|П. И. Чайковский. Письма к родным ; том 1}} (1940), p. 210–211 (abridged)<br/>{{bib|1955/37|П. И. Чайковский. Письма к близким}} (1955), p. 92–93 (abridged)<br/>''{{bib|1959/50|Piotr Ilyich Tchaikovsky. Letters to his family. An autobiography}}'' (1981), p. 91 (English translation; abridged)
 
}}
 
}}
 
==Text==
 
==Text==
Line 13: Line 13:
 
|Original text={{right|26 ''ноября'' 1874 ''Москва''.}}
 
|Original text={{right|26 ''ноября'' 1874 ''Москва''.}}
 
{{centre|Милый Модя!}}
 
{{centre|Милый Модя!}}
Извини, чта на твои милые, длинные письма отвечаю так коротко и неаккуратно. На прошлой неделе, как раз накануне получения твоего письма, я очень был обеспокоен мыслью, что ты ничего мне не пишешь, несмотря на то, что после «Бури» я ждал от тебя уведомления,—и вот в этом беспокойстве написал к Анатолию, прося уведомить, не болен ли кто из вас. Вот уж неделя, что жду ответа,—и жду напрасно. Снова начинаю беспокоиться. В твоем письме л недоволен твоими предположениями о годичном пребывании за штатом. Не понимаю, чего тут радоваться! Нужно себе составить непременно положение по службе и во что бы то ни стало добиваться войти в штат. Мечты об актерстве глупость. Другое дело литературный труд, но он не должен мешать службе, потому что только последняя, как бы ни была скромна, может дать тебе положение.  
+
Извини, чта на твои милые, длинные письма отвечаю так коротко и неаккуратно. На прошлой неделе, как раз накануне получения твоего письма, я очень был обеспокоен мыслью, что ты ничего мне не пишешь, несмотря на то, что после «Бури» я ждал от тебя уведомления, — и вот в этом беспокойстве написал к Анатолию, прося уведомить, не болен ли кто из вас. Вот уж неделя, что жду ответа, — и жду напрасно. Снова начинаю беспокоиться. В твоем письме л недоволен твоими предположениями о годичном пребывании за штатом. Не понимаю, чего тут радоваться! Нужно себе составить непременно положение по службе и во что бы то ни стало добиваться войти в штат. Мечты об актерстве глупость. Другое дело литературный труд, но он не должен мешать службе, потому что только последняя, как бы ни была скромна, может дать тебе положение.  
  
Я всей душой погряз в сочинение фортепьянного концерта; дела подвигается,—но очень плохо. Кстати о моих сочинениях! Я очень огорчен холодным приемом, который был оказан «''Буре''» не только публикой, но и моими друзьми. Ты ни слова не пишешь о том, как тебе эта вещь понравилась. Малоземова тоже ни гугу. Статья Лароша меня просто разозлила. С какою любовью он говорит, что я подражаю и Литольфу, и Шуману, и Глинке, и Берлиозу, и еще кому-то. Точно будто я толька и умею, что компилировать, где попало. Я не обижаюсь, что «''Буря''» ему не особенно нравится; я этого ожидал и рад, что хотя подробности он хвалит. Но мне неприятна общая моя характеристика, из которой явствует, что у меня есть захваты от всех существующих композиторов, а своего ни хуя. Зато я с наслаждением прочел его обращение к ''Ростиславу''. Остроумно и элегантно без Кюивского неприличия и взбелененности.
+
Я всей душой погряз в сочинение фортепьянного концерта; дела подвигается, — но очень плохо. Кстати о моих сочинениях! Я очень огорчён холодным приемом, который был оказан «''Буре''» не только публикой, но и моими друзьми. Ты ни слова не пишешь о том, как тебе эта вещь понравилась. Малоземова тоже ни гугу. Статья Лароша меня просто разозлила. С какою любовью он говорит, что я подражаю и Литольфу, и Шуману, и Глинке, и Берлиозу, и ещё кому-то. Точно будто я толька и умею, что компилировать, где попало. Я не обижаюсь, что «''Буря''» ему не особенно нравится; я этого ожидал и рад, что хотя подробности он хвалит. Но мне неприятна общая моя характеристика, из которой явствует, что у меня есть захваты от всех существующих композиторов, а своего ни хуя. Зато я с наслаждением прочел его обращение к ''Ростиславу''. Остроумно и элегантно без Кюивского неприличия и взбелененности.
  
Поздравляю тебя с вступлением в число пишущей и печатающейся братии. Кстати, не хочешь ли написать корреспонденцию о музыкальных делах Петербурга, об обеих операх и концертах и квартетах Муз[ыкального] общ[ества]. Я поместил бы ее в «Русск[их] вед[омостях]», а ты получил бы построчную плату из редакции. Напиши-ка; вообще не пренебрегай своей ''жилкой''.
+
Поздравляю тебя с вступлением в число пишущей и печатающейся братии. Кстати, не хочешь ли написать корреспонденцию о музыкальных делах Петербурга, об обеих операх и концертах и квартетах Муз[ыкального] общ[ества]. Я поместил бы её в «Русск[их] вед[омостях]», а ты получил бы построчную плату из редакции. Напиши-ка; вообще не пренебрегай своей ''жилкой''.
  
В Екатеринин день я обедал у Переслени. При мне было получено письмо от Левы. Не могу тебе передать словами, до чего я беспокоюсь о Сашнной болезни. У меня явилось подозрение, что уж не ''рак'' ли это? Ради бога, напиши мне, какие знаешь подробности и что думает об ее болезни Лиз[авета] Мих[айловна], которая с ней провела все лето. Если получу от ''Сетова'' телеграмму, то, быть может, съезжу в Киев на «Опрнчннка».
+
В Екатеринин день я обедал у Переслени. При мне было получено письмо от Левы. Не могу тебе передать словами, до чего я беспокоюсь о Сашнной болезни. У меня явилось подозрение, что уж не ''рак'' ли это? Ради Бога, напиши мне, какие знаешь подробности и что думает об её болезни Лиз[авета] Мих[айловна], которая с ней провела все лето. Если получу от ''Сетова'' телеграмму, то, быть может, съезжу в Киев на «Опрнчннка».
 
{{right|П. Чайковский}}
 
{{right|П. Чайковский}}
  

Latest revision as of 01:13, 9 November 2019

Date 26 November/8 December 1874
Addressed to Modest Tchaikovsky
Where written Moscow
Language Russian
Autograph Location Saint Petersburg (Russia): National Library of Russia (ф. 834, ед. хр. 36, л. 60–61)
Publication Жизнь Петра Ильича Чайковского, том 1 (1900), p. 451–452 (abridged)
П. И. Чайковский. Письма к родным (1940), p. 210–211 (abridged)
П. И. Чайковский. Письма к близким. Избранное (1955), p. 92–93 (abridged)
П. И. Чайковский. Полное собрание сочинений, том V (1981), p. 91 (English translation; abridged)

Text

Russian text
(original)
26 ноября 1874 Москва.

Милый Модя!

Извини, чта на твои милые, длинные письма отвечаю так коротко и неаккуратно. На прошлой неделе, как раз накануне получения твоего письма, я очень был обеспокоен мыслью, что ты ничего мне не пишешь, несмотря на то, что после «Бури» я ждал от тебя уведомления, — и вот в этом беспокойстве написал к Анатолию, прося уведомить, не болен ли кто из вас. Вот уж неделя, что жду ответа, — и жду напрасно. Снова начинаю беспокоиться. В твоем письме л недоволен твоими предположениями о годичном пребывании за штатом. Не понимаю, чего тут радоваться! Нужно себе составить непременно положение по службе и во что бы то ни стало добиваться войти в штат. Мечты об актерстве глупость. Другое дело литературный труд, но он не должен мешать службе, потому что только последняя, как бы ни была скромна, может дать тебе положение.

Я всей душой погряз в сочинение фортепьянного концерта; дела подвигается, — но очень плохо. Кстати о моих сочинениях! Я очень огорчён холодным приемом, который был оказан «Буре» не только публикой, но и моими друзьми. Ты ни слова не пишешь о том, как тебе эта вещь понравилась. Малоземова тоже ни гугу. Статья Лароша меня просто разозлила. С какою любовью он говорит, что я подражаю и Литольфу, и Шуману, и Глинке, и Берлиозу, и ещё кому-то. Точно будто я толька и умею, что компилировать, где попало. Я не обижаюсь, что «Буря» ему не особенно нравится; я этого ожидал и рад, что хотя подробности он хвалит. Но мне неприятна общая моя характеристика, из которой явствует, что у меня есть захваты от всех существующих композиторов, а своего ни хуя. Зато я с наслаждением прочел его обращение к Ростиславу. Остроумно и элегантно без Кюивского неприличия и взбелененности.

Поздравляю тебя с вступлением в число пишущей и печатающейся братии. Кстати, не хочешь ли написать корреспонденцию о музыкальных делах Петербурга, об обеих операх и концертах и квартетах Муз[ыкального] общ[ества]. Я поместил бы её в «Русск[их] вед[омостях]», а ты получил бы построчную плату из редакции. Напиши-ка; вообще не пренебрегай своей жилкой.

В Екатеринин день я обедал у Переслени. При мне было получено письмо от Левы. Не могу тебе передать словами, до чего я беспокоюсь о Сашнной болезни. У меня явилось подозрение, что уж не рак ли это? Ради Бога, напиши мне, какие знаешь подробности и что думает об её болезни Лиз[авета] Мих[айловна], которая с ней провела все лето. Если получу от Сетова телеграмму, то, быть может, съезжу в Киев на «Опрнчннка».

П. Чайковский