Difference between revisions of "Letter 383"

m (Text replacement - "<br>" to "<br/>")
 
(4 intermediate revisions by the same user not shown)
Line 11: Line 11:
 
|Language=Russian
 
|Language=Russian
 
|Translator=Anna-Maria Leonard
 
|Translator=Anna-Maria Leonard
|Original text={{right|''Москва''. 4 января 1875 г.}}
+
|Original text={{right|''Москва''<br/>4 января 1875 г[ода]}}
 
{{centre|Николай Андреевич!}}
 
{{centre|Николай Андреевич!}}
Ваша симфония шла у нас две недели тому назад. Я прослушал ее внимательно на трех репетициях и на самом концерте и пришел к тем заключениям, которые откровенно изложил в прилагаемом при сем отрывке из моего фельетона. Извините, что лезу к Вам с моими откровенностями; это происходит оттого, что я искренно люблю Вас и Ваши сочинения и испытываю потребность высказать Вам свои впечатления. Вы увидите из этой статейки, что финал не удался. Не обвиняйте в этом Рубинштейна, он самым добросовестным образом разучил симфонию; случился же этот казус (впрочем, не замеченный большинством публики) отчасти потому, что наш оркестр все же не такой первоклассный, как питерский, а отчасти по действительной трудности ритма в конце. Я лично в восторге от первых двух частей, и это мнение разделяют все музыканты. Публике понравилось больше всего скерцо, но вообще она осталась не особенно довольна, особенно если вспомнить фурор, который оба раза произвел здесь «''Садко''».
+
Ваша симфония шла у нас две недели тому назад. Я прослушал её внимательно на трёх репетициях и на самом концерте и пришёл к тем заключениям, которые откровенно изложил в прилагаемом при сем отрывке из моего фельетона. Извините, что лезу к Вам с моими откровенностями; это происходит оттого, что я искренно люблю Вас и Ваши сочинения и испытываю потребность высказать Вам свои впечатления. Вы увидите из этой статейки, что финал не удался. Не обвиняйте в этом Рубинштейна, он самым добросовестным образом разучил симфонию; случился же этот казус (впрочем, не замеченный большинством публики) отчасти потому, что наш оркестр все же не такой первоклассный, как питерский, а отчасти по действительной трудности ритма в конце. Я лично в восторге от первых двух частей, и это мнение разделяют все музыканты. Публике понравилось больше всего скерцо, но вообще она осталась не особенно довольна, особенно если вспомнить фурор, который оба раза произвёл здесь «''Садко''».
  
Крепко жму Вашу руку и прошу Вас передать мое почтение ''Надежде Николаевне''.
+
Крепко жму Вашу руку и прошу Вас передать моё почтение ''Надежде Николаевне''.
 
{{right|П. Чайковский}}
 
{{right|П. Чайковский}}
 
Я написал фортепьянный концерт, который Н. Рубинштейн забраковал. Тем не менее я его хочу напечатать.
 
Я написал фортепьянный концерт, который Н. Рубинштейн забраковал. Тем не менее я его хочу напечатать.
  
|Translated text={{right|''[[Moscow]]''. 4 January 1875.}}
+
 
 +
|Translated text={{right|''[[Moscow]]''<br/>4 January 1875}}
 
{{centre|[[Nikolay Andreyevich]]!}}
 
{{centre|[[Nikolay Andreyevich]]!}}
 
Your symphony was performed here two weeks ago <ref name="note1"/>. I listened to it carefully at three rehearsals and at the concert itself, and came to the conclusions that I set out candidly in the excerpt of my review enclosed herewith <ref name="note2"/>. I apologise for bothering you with my candid views; I do so because I sincerely love you and your compositions and feel a need to share my impressions with you. You will see from this article that the finale was not a success. Do not blame [[Nikolay Rubinstein|Rubinstein]] for this; he studied the symphony most conscientiously. This happened (by the way, the majority of the audience did not notice) partly because our orchestra is not as first-rate as the [[Piter]] one, and partly due to the real difficulty of the rhythm at the end. Personally, I am enraptured by the first two movements, and this opinion is shared by all the musicians. The audience liked the scherzo most of all, but in general it was not particularly contented, particularly if you recall the furore that "''Sadko''" caused here both times <ref name="note3"/>.   
 
Your symphony was performed here two weeks ago <ref name="note1"/>. I listened to it carefully at three rehearsals and at the concert itself, and came to the conclusions that I set out candidly in the excerpt of my review enclosed herewith <ref name="note2"/>. I apologise for bothering you with my candid views; I do so because I sincerely love you and your compositions and feel a need to share my impressions with you. You will see from this article that the finale was not a success. Do not blame [[Nikolay Rubinstein|Rubinstein]] for this; he studied the symphony most conscientiously. This happened (by the way, the majority of the audience did not notice) partly because our orchestra is not as first-rate as the [[Piter]] one, and partly due to the real difficulty of the rhythm at the end. Personally, I am enraptured by the first two movements, and this opinion is shared by all the musicians. The audience liked the scherzo most of all, but in general it was not particularly contented, particularly if you recall the furore that "''Sadko''" caused here both times <ref name="note3"/>.   
  
I shake your hand firmly and ask you to convey my respects to ''[[Nadezhda Nikolayevna]]''.
+
I shake your hand warmly and ask you to convey my respects to ''[[Nadezhda Nikolayevna]]''.
 
{{right|P. Tchaikovsky}}
 
{{right|P. Tchaikovsky}}
 
I have written a piano concerto which [[Nikolay Rubinstein|N. Rubinstein]] has rejected. Nonetheless, I want to print it <ref name="note4"/>.  
 
I have written a piano concerto which [[Nikolay Rubinstein|N. Rubinstein]] has rejected. Nonetheless, I want to print it <ref name="note4"/>.  

Latest revision as of 16:58, 25 February 2020

Date 4/16 January 1875
Addressed to Nikolay Rimsky-Korsakov
Where written Moscow
Language Russian
Autograph Location Saint Petersburg (Russia): National Library of Russia (ф. 640, оп. 1, No. 1015, л. 1–1a)
Publication Советская музыка. 3-и сборник статей (1945), p. 124–125
П. И. Чайковский. Полное собрание сочинений, том V (1959), p. 387

Text and Translation

Russian text
(original)
English translation
By Anna-Maria Leonard
Москва
4 января 1875 г[ода]

Николай Андреевич!

Ваша симфония шла у нас две недели тому назад. Я прослушал её внимательно на трёх репетициях и на самом концерте и пришёл к тем заключениям, которые откровенно изложил в прилагаемом при сем отрывке из моего фельетона. Извините, что лезу к Вам с моими откровенностями; это происходит оттого, что я искренно люблю Вас и Ваши сочинения и испытываю потребность высказать Вам свои впечатления. Вы увидите из этой статейки, что финал не удался. Не обвиняйте в этом Рубинштейна, он самым добросовестным образом разучил симфонию; случился же этот казус (впрочем, не замеченный большинством публики) отчасти потому, что наш оркестр все же не такой первоклассный, как питерский, а отчасти по действительной трудности ритма в конце. Я лично в восторге от первых двух частей, и это мнение разделяют все музыканты. Публике понравилось больше всего скерцо, но вообще она осталась не особенно довольна, особенно если вспомнить фурор, который оба раза произвёл здесь «Садко».

Крепко жму Вашу руку и прошу Вас передать моё почтение Надежде Николаевне.

П. Чайковский

Я написал фортепьянный концерт, который Н. Рубинштейн забраковал. Тем не менее я его хочу напечатать.

Moscow
4 January 1875

Your symphony was performed here two weeks ago [1]. I listened to it carefully at three rehearsals and at the concert itself, and came to the conclusions that I set out candidly in the excerpt of my review enclosed herewith [2]. I apologise for bothering you with my candid views; I do so because I sincerely love you and your compositions and feel a need to share my impressions with you. You will see from this article that the finale was not a success. Do not blame Rubinstein for this; he studied the symphony most conscientiously. This happened (by the way, the majority of the audience did not notice) partly because our orchestra is not as first-rate as the Piter one, and partly due to the real difficulty of the rhythm at the end. Personally, I am enraptured by the first two movements, and this opinion is shared by all the musicians. The audience liked the scherzo most of all, but in general it was not particularly contented, particularly if you recall the furore that "Sadko" caused here both times [3].

I shake your hand warmly and ask you to convey my respects to Nadezhda Nikolayevna.

P. Tchaikovsky

I have written a piano concerto which N. Rubinstein has rejected. Nonetheless, I want to print it [4].

Notes and References

  1. Rimsky-Korsakov's Symphony No. 2 in C major, received its first performance on 20 December 1874/1 January 1875 at a Russian Musical Society concert in Moscow, conducted by Nikolay Rubinstein.
  2. Tchaikovsky's review article for the Russian Register (Русские ведомости) was published on 3 January 1875 [O.S.]. See The Fifth Symphony Concert. The Second Quartet Series. The Italian Opera (TH 299).
  3. Rimsky-Korsakov's symphonic poem Sadko, which had been performed to great acclaim at Russian Musical Society concerts in Moscow on 4/16 January 1869 and 11/23 December 1870, conducted on both occasions by Nikolay Rubinstein.
  4. The Piano Concerto No. 1 in B-flat minor, Op. 23 (1874-75), which was harshly judged by Nikolay Rubinstein when the composer played it through to him on 24 December 1874/5 January 1875.