Difference between revisions of "Letter 4153"

m (Text replacement - "<br>" to "<br/>")
 
Line 1: Line 1:
 
{{letterhead
 
{{letterhead
|Date=20 June/2 July–21 June/3 July 1890 (?)
+
|Date=20 June/2 July or 21 June/3 July 1890 (?)
 
|To=[[Anton Arensky]]
 
|To=[[Anton Arensky]]
 
|Place=[[Frolovskoye]]
 
|Place=[[Frolovskoye]]
 
|Language=Russian
 
|Language=Russian
 
|Autograph=[[Klin]] (Russia): {{RUS-KLč}} (л{{sup|р}}, No. 3)
 
|Autograph=[[Klin]] (Russia): {{RUS-KLč}} (л{{sup|р}}, No. 3)
|Publication={{bib|1902/25|Жизнь Петра Ильича Чайковского ; том 3}} (1902), p. 423 (undated) (abridged)<br/>{{bib|1977/40|П. И. Чайковский. Полное собрание сочинений ; том XV-Б}} (1977), p. 188–189.}}
+
|Publication={{bib|1902/25|Жизнь Петра Ильича Чайковского ; том 3}} (1902), p. 423 (undated) (abridged)<br/>{{bib|1977/40|П. И. Чайковский. Полное собрание сочинений ; том XV-Б}} (1977), p. 188–189
 +
}}
 +
==Text==
 +
{{Lettertext
 +
|Language=Russian
 +
|Translator=
 +
|Original text={{right|''г[ород] Клин, Моск[овской] губ[ернии]}}
 +
{{centre|Дорогой друг Антон Степанович!}}
 +
Боюсь, что письмо это не дойдёт до Вас, ибо адрес Ваш, присланный мне ''Ал[ександрой] Ив[ановной] Губерт'', весьма недостаточен. Но это не беда, ибо то, что я Вам хочу сказать, терпит отлагательства, и может быть, осенью удастся повидаться и побеседовать устно.
 +
 
 +
Когда 2 года тому назад я прослушал «''Сон воеводы''» у Серг[ея] Ив[ановича] (при Альтани), то опера Ваша понравилась мне, но с большими оговорками. Многое тогда для меня не выяснилось, и как это нередко бывает после первого поверхностного знакомства, — я не отдал тогда Вашему чудесному сочинению должной справедливости. Теперь я оперу хорошо изучил и, проиграв её от начала до конца 2 раза подряд, могу иметь о ней настоящее суждение. Чем более я узнавал её, тем более красоты её пленяли меня, и теперь я того мнения, что это одна из самых прелестных и симпатичных опер, какие существуют. Некоторые же места оперы безусловно превосходны. Сюда я особенно отношу первую картину четвёртого действия, которая, по-моему, и по музыке великолепна, и в сценическом отношении чрезвычайно удалась. Все второе действие тоже в высшей степени удачно. ''Мизгирь'' Вам чрезвычайно удался: шествие великолепно.
 +
 
 +
Одним словом, я ужасно рад, милый Антон Степанович, что могу самым искреннейшим образом поздравить Вас с сочинениям прекрасной, симпатичной и, как мне кажется, очень эффектной оперы. Я надеюсь, что и в публике опера произведёт сенсацию, а впрочем, если нет, что за беда! Напишите несколько ещё других. Главное то, что ни один сколько-нибудь понимающий человек не отнесётся к ней иначе, как с горячим сочувствием.
 +
 
 +
Искренно любящий и преданный,
 +
{{right|П. Чайковский}}
 +
 
 +
 
 +
|Translated text=
 +
}}

Latest revision as of 13:47, 9 June 2019

Date 20 June/2 July or 21 June/3 July 1890 (?)
Addressed to Anton Arensky
Where written Frolovskoye
Language Russian
Autograph Location Klin (Russia): Tchaikovsky State Memorial Musical Museum-Reserve (лр, No. 3)
Publication Жизнь Петра Ильича Чайковского, том 3 (1902), p. 423 (undated) (abridged)
П. И. Чайковский. Полное собрание сочинений, том XV-Б (1977), p. 188–189

Text

Russian text
(original)
г[ород] Клин, Моск[овской] губ[ернии]

Дорогой друг Антон Степанович!

Боюсь, что письмо это не дойдёт до Вас, ибо адрес Ваш, присланный мне Ал[ександрой] Ив[ановной] Губерт, весьма недостаточен. Но это не беда, ибо то, что я Вам хочу сказать, терпит отлагательства, и может быть, осенью удастся повидаться и побеседовать устно.

Когда 2 года тому назад я прослушал «Сон воеводы» у Серг[ея] Ив[ановича] (при Альтани), то опера Ваша понравилась мне, но с большими оговорками. Многое тогда для меня не выяснилось, и как это нередко бывает после первого поверхностного знакомства, — я не отдал тогда Вашему чудесному сочинению должной справедливости. Теперь я оперу хорошо изучил и, проиграв её от начала до конца 2 раза подряд, могу иметь о ней настоящее суждение. Чем более я узнавал её, тем более красоты её пленяли меня, и теперь я того мнения, что это одна из самых прелестных и симпатичных опер, какие существуют. Некоторые же места оперы безусловно превосходны. Сюда я особенно отношу первую картину четвёртого действия, которая, по-моему, и по музыке великолепна, и в сценическом отношении чрезвычайно удалась. Все второе действие тоже в высшей степени удачно. Мизгирь Вам чрезвычайно удался: шествие великолепно.

Одним словом, я ужасно рад, милый Антон Степанович, что могу самым искреннейшим образом поздравить Вас с сочинениям прекрасной, симпатичной и, как мне кажется, очень эффектной оперы. Я надеюсь, что и в публике опера произведёт сенсацию, а впрочем, если нет, что за беда! Напишите несколько ещё других. Главное то, что ни один сколько-нибудь понимающий человек не отнесётся к ней иначе, как с горячим сочувствием.

Искренно любящий и преданный,

П. Чайковский