Difference between revisions of "Letter 4154"

m (Text replacement - "<br>" to "<br/>")
 
Line 5: Line 5:
 
|Language=Russian
 
|Language=Russian
 
|Autograph=[[Klin]] (Russia): {{RUS-KLč}} (a{{sup|3}}, No. 1414)
 
|Autograph=[[Klin]] (Russia): {{RUS-KLč}} (a{{sup|3}}, No. 1414)
|Publication={{bib|1902/25|Жизнь Петра Ильича Чайковского ; том 3}} (1902), p. 376 (abridged)<br/>{{bib|1955/37|П. И. Чайковский. Письма к близким}} (1955), p. 464<br/>{{bib|1977/40|П. И. Чайковский. Полное собрание сочинений ; том XV-Б}} (1977), p. 189–190<br/>{{bib|1981/81|Piotr Ilyich Tchaikovsky. Letters to his family. An autobiography}} (1981), p. 463–464 (English translation; abridged)}}
+
|Publication={{bib|1902/25|Жизнь Петра Ильича Чайковского ; том 3}} (1902), p. 376 (abridged)<br/>{{bib|1955/37|П. И. Чайковский. Письма к близким}} (1955), p. 464<br/>{{bib|1977/40|П. И. Чайковский. Полное собрание сочинений ; том XV-Б}} (1977), p. 189–190<br/>{{bib|1981/81|Piotr Ilyich Tchaikovsky. Letters to his family. An autobiography}} (1981), p. 463–464 (English translation; abridged)
 +
}}
 +
==Text==
 +
{{Lettertext
 +
|Language=Russian
 +
|Translator=
 +
|Original text={{right|''21 июня 1890. Клин, Фроловское''}}
 +
{{centre|Милый, одинокий Вице-Губернатор!}}
 +
Живо воображаю, какое теперь пекло в Тифлисе, когда и здесь я ночью плохо сплю от небывалой жары. А все-таки я бы охотно на денёк перенёсся бы в Тифлис. Все самое главное про меня ты, конечно, уже знаешь, т. е. что опера вполне кончена и что теперь я уж давно поглощён другим сочинением, а именно секстетом. Как вчерне его окончу (приблизительно через месяц), так сейчас же начну свои странствия. Определенного плана все-таки не имею и насчёт Каменки все-таки не вполне решил. Уж очень мне хочется по Волге и Каспию проехаться. Здесь у меня, как раз когда пришла твоя телеграмма, гостили недолго ''Юргенсон, Кашкин, Баталина''. Я им играл от доски до доски всю оперу. Они остались в восторге. Мне, признаться, и самому опера нравится более всех остальных моих, и многие места я совсем не могу как следует играть от переполняющего меня чувства. Дух захватывает, и хочется плакать! Боже мой, неужели я ошибаюсь? Увидим. Эмма просит меня дипломатическим образом разъяснить вопрос, возьмёте ли вы её или решились взять англичанку. Она с осени Может освободиться, но, страшась отказу, не решается первая предложить свои услуги. Кончи, наконец, эту канитель, и я все-таки советую взять Эмму как очень верного и хорошего человека. Пожалуйста, отвечай мне на этот вопрос, предварительно снёсшись письменно с Паней.
 +
 
 +
Лето стоит удивительное, здесь я такого ещё никогда не видел. Так же тепло, как было в 1885 г[ода], но без засухи. От времени до времени приходит гроза, освежит воздух и растительность, и опять солнце и тепло.
 +
 
 +
Засим нежно тебя обнимаю. Кокодесу посылаю безешку. Он предпочёл бы ''красненькую'' или ''серенькую'', но у меня пока финансы плохи. Паничке кланяйся. Как её адрес, — я бы ей написал.
 +
{{right|П. Чайковский}}
 +
 
 +
|Translated text=
 +
}}

Latest revision as of 13:48, 9 June 2019

Date 21 June/3 July 1890
Addressed to Anatoly Tchaikovsky
Where written Frolovskoye
Language Russian
Autograph Location Klin (Russia): Tchaikovsky State Memorial Musical Museum-Reserve (a3, No. 1414)
Publication Жизнь Петра Ильича Чайковского, том 3 (1902), p. 376 (abridged)
П. И. Чайковский. Письма к близким. Избранное (1955), p. 464
П. И. Чайковский. Полное собрание сочинений, том XV-Б (1977), p. 189–190
Piotr Ilyich Tchaikovsky. Letters to his family. An autobiography (1981), p. 463–464 (English translation; abridged)

Text

Russian text
(original)
21 июня 1890. Клин, Фроловское

Милый, одинокий Вице-Губернатор!

Живо воображаю, какое теперь пекло в Тифлисе, когда и здесь я ночью плохо сплю от небывалой жары. А все-таки я бы охотно на денёк перенёсся бы в Тифлис. Все самое главное про меня ты, конечно, уже знаешь, т. е. что опера вполне кончена и что теперь я уж давно поглощён другим сочинением, а именно секстетом. Как вчерне его окончу (приблизительно через месяц), так сейчас же начну свои странствия. Определенного плана все-таки не имею и насчёт Каменки все-таки не вполне решил. Уж очень мне хочется по Волге и Каспию проехаться. Здесь у меня, как раз когда пришла твоя телеграмма, гостили недолго Юргенсон, Кашкин, Баталина. Я им играл от доски до доски всю оперу. Они остались в восторге. Мне, признаться, и самому опера нравится более всех остальных моих, и многие места я совсем не могу как следует играть от переполняющего меня чувства. Дух захватывает, и хочется плакать! Боже мой, неужели я ошибаюсь? Увидим. Эмма просит меня дипломатическим образом разъяснить вопрос, возьмёте ли вы её или решились взять англичанку. Она с осени Может освободиться, но, страшась отказу, не решается первая предложить свои услуги. Кончи, наконец, эту канитель, и я все-таки советую взять Эмму как очень верного и хорошего человека. Пожалуйста, отвечай мне на этот вопрос, предварительно снёсшись письменно с Паней.

Лето стоит удивительное, здесь я такого ещё никогда не видел. Так же тепло, как было в 1885 г[ода], но без засухи. От времени до времени приходит гроза, освежит воздух и растительность, и опять солнце и тепло.

Засим нежно тебя обнимаю. Кокодесу посылаю безешку. Он предпочёл бы красненькую или серенькую, но у меня пока финансы плохи. Паничке кланяйся. Как её адрес, — я бы ей написал.

П. Чайковский