Difference between revisions of "Letter 4155"

m (Text replacement - "<br>" to "<br/>")
 
Line 5: Line 5:
 
|Language=Russian
 
|Language=Russian
 
|Autograph=[[Klin]] (Russia): {{RUS-KLč}} (a{{sup|3}}, No. 1947)
 
|Autograph=[[Klin]] (Russia): {{RUS-KLč}} (a{{sup|3}}, No. 1947)
|Publication={{bib|1902/25|Жизнь Петра Ильича Чайковского ; том 3}} (1902), p. 376–377 (abridged)<br/>{{bib|1955/37|П. И. Чайковский. Письма к близким}} (1955), p. 463–464<br/>{{bib|1977/40|П. И. Чайковский. Полное собрание сочинений ; том XV-Б}} (1977), p. 190–191<br/>{{bib|1981/81|Piotr Ilyich Tchaikovsky. Letters to his family. An autobiography}} (1981), p. 464 (English translation; abridged)}}
+
|Publication={{bib|1902/25|Жизнь Петра Ильича Чайковского ; том 3}} (1902), p. 376–377 (abridged)<br/>{{bib|1955/37|П. И. Чайковский. Письма к близким}} (1955), p. 463–464<br/>{{bib|1977/40|П. И. Чайковский. Полное собрание сочинений ; том XV-Б}} (1977), p. 190–191<br/>{{bib|1981/81|Piotr Ilyich Tchaikovsky. Letters to his family. An autobiography}} (1981), p. 464 (English translation; abridged)
 +
}}
 +
==Text==
 +
{{Lettertext
 +
|Language=Russian
 +
|Translator=
 +
|Original text={{right|''21 июня'' 1890}}
 +
Модя, ты так идиллически описываешь в последнем письме прелести Гранкина, что мне ужасно туда захотелось. Это так далеко от всего, такой покойный уголок, и потом вспоминаю под вечер удивительную красоту степи. Но все-таки я не приеду раньше конца июля; ужасно боюсь, что вы все разбредётесь. Пожалуйста, дождитесь меня.
 +
 
 +
Меня нисколько не удивляет, что ты иногда встречаешь затруднения в писании комедии. Сочинять что-либо литературное не то, что сочинять музыку. В последней достаточно быть верно настроенным; в твоём же деле нужно постоянно думать и соображать. Легко и без затруднения можно строчить только газетную болтовню. Времени у тебя ещё много. Я тоже с большими загвоздками сочиняю секстет, но это потому, что совершенно необычная для меня форма. Я ведь хочу не то что музыку какую-нибудь сочинить и потом на 6 инструментов аранжировать, а именно секстет, т. е. шесть самостоятельных голосов, чтобы это ничем иным, как секстетом, и быть не могло.
 +
 
 +
Несколько дней тому назад у меня провели сутки Юргенсон, Кашкин и Баташа. Я им вечером сыграл первое действие оперы, а на другой день два остальные. Одобрение полнейшее. Знаешь, должно быть, в самом деле хорошо, ибо многие места от полноты чувства я решительно не могу играть, до того хочется каждый раз распустить нюни. Фигнер писал, что ждёт с нетерпением партию и желает приехать ко мне пройти её со мной, но я предложил ему, что лучше я заеду. Именины или вовсе не буду праздновать, т. е. уеду в Москву, или же без гостей. l1икого не звал. Погода стоит великолепная; такого лета.: я не запомню. Грибов почти нет, кроме островка, на коем всегда имеются красные. Боб ничего не пишет. Ужасно рад, что Коля нашёл интересное препровождение времени. Засим писать больше нечего.
 +
 
 +
Обоих вас обнимаю. Пожалуйста, в именины не телеграфируй.
 +
{{right|П. Чайковский}}
 +
Поразительно рано все нынче поспело. Все цветы цветут, земляника отходит, малина созрела, георгины расцвели, и ''астрaы'' собираются цвесть.
 +
 
 +
|Translated text=
 +
}}

Latest revision as of 13:49, 9 June 2019

Date 21 June/3 July 1890
Addressed to Modest Tchaikovsky
Where written Frolovskoye
Language Russian
Autograph Location Klin (Russia): Tchaikovsky State Memorial Musical Museum-Reserve (a3, No. 1947)
Publication Жизнь Петра Ильича Чайковского, том 3 (1902), p. 376–377 (abridged)
П. И. Чайковский. Письма к близким. Избранное (1955), p. 463–464
П. И. Чайковский. Полное собрание сочинений, том XV-Б (1977), p. 190–191
Piotr Ilyich Tchaikovsky. Letters to his family. An autobiography (1981), p. 464 (English translation; abridged)

Text

Russian text
(original)
21 июня 1890

Модя, ты так идиллически описываешь в последнем письме прелести Гранкина, что мне ужасно туда захотелось. Это так далеко от всего, такой покойный уголок, и потом вспоминаю под вечер удивительную красоту степи. Но все-таки я не приеду раньше конца июля; ужасно боюсь, что вы все разбредётесь. Пожалуйста, дождитесь меня.

Меня нисколько не удивляет, что ты иногда встречаешь затруднения в писании комедии. Сочинять что-либо литературное не то, что сочинять музыку. В последней достаточно быть верно настроенным; в твоём же деле нужно постоянно думать и соображать. Легко и без затруднения можно строчить только газетную болтовню. Времени у тебя ещё много. Я тоже с большими загвоздками сочиняю секстет, но это потому, что совершенно необычная для меня форма. Я ведь хочу не то что музыку какую-нибудь сочинить и потом на 6 инструментов аранжировать, а именно секстет, т. е. шесть самостоятельных голосов, чтобы это ничем иным, как секстетом, и быть не могло.

Несколько дней тому назад у меня провели сутки Юргенсон, Кашкин и Баташа. Я им вечером сыграл первое действие оперы, а на другой день два остальные. Одобрение полнейшее. Знаешь, должно быть, в самом деле хорошо, ибо многие места от полноты чувства я решительно не могу играть, до того хочется каждый раз распустить нюни. Фигнер писал, что ждёт с нетерпением партию и желает приехать ко мне пройти её со мной, но я предложил ему, что лучше я заеду. Именины или вовсе не буду праздновать, т. е. уеду в Москву, или же без гостей. l1икого не звал. Погода стоит великолепная; такого лета.: я не запомню. Грибов почти нет, кроме островка, на коем всегда имеются красные. Боб ничего не пишет. Ужасно рад, что Коля нашёл интересное препровождение времени. Засим писать больше нечего.

Обоих вас обнимаю. Пожалуйста, в именины не телеграфируй.

П. Чайковский

Поразительно рано все нынче поспело. Все цветы цветут, земляника отходит, малина созрела, георгины расцвели, и астрaы собираются цвесть.