Difference between revisions of "Letter 712"

m (Text replacement - ",—" to ", — ")
 
Line 12: Line 12:
 
|Translator=
 
|Translator=
 
|Original text={{right|{{datestyle|''Сан-Ремо''|1 янв[аря]|13 янв[аря]|}}}}
 
|Original text={{right|{{datestyle|''Сан-Ремо''|1 янв[аря]|13 янв[аря]|}}}}
 +
Возвратившись в Сан-Ремо, нашёл массу писем и Вашу телеграмму, дорогая Надежда Филаретовна. На этот раз я именно от Вас узнал о победе Радецкого. Благодарю Вас и за сообщение радостного известия и за Ваши пожелания. Что бы ни случилось в наступающем году, но уж хуже прошедшего ни в каком случае он не будет. Что касается настоящего, то лучшего и желать бы нечего, если б не несчастный нрав, склонный преувеличенно видеть все нехорошее и недостаточно радоваться настоящему. В числе писем были вчера письма брата Анатолия, в которых много говорится о жене моей и обо всей этой грустной истории. Все идёт хорошо, — но достаточно мне было во всей подробности вспомнить все близкое прошлое, чтобы снова почувствовать себя несчастным. Получил я также письмо от председателя русского отдела выставки, очень сокрушающегося о моем отказе. Меня все ещё немножко мучит совесть: не эгоистично ли, не глупо ли я поступил, отказавшись от делегатства? Но все это я Вам пишу потому, что уже привык теперь писать Вам именно все. В сущности же, я счастлив совершенно. Последние дни, проведённые в Милане, в Генуе, в дороге сюда, были полны самых радостных ощущений. Я ужасно люблю детей. Коля до бесконечности радует меня. Мне приятно было заметить, что под руководством брата он даже в те несколько месяцев, что я его не видел, уже успел сделать большие успехи и в произношении слов и в грамоте. Он очень развился. Способности его и особенно память поразительны. Чрезвычайно интересно наблюдать за таким умным ребёнком, поставленным вследствие своего недостатка в столь исключительное положение. Что касается его нрава, его доброты, ласковости, нежности, то это один из самых лучших человеческих субъектов, когда-либо мною виденных. В сумме, это существо, созданное для того, чтобы внушать всем окружающим любовь и нежность.
  
Возвратившись в Сан-Ремо, нашел массу писем и Вашу телеграмму, дорогая Надежда Филаретовна. На этот раз я именно от Вас узнал о победе Радецкого. Благодарю Вас и за сообщение радостного известия и за Ваши пожелания. Что бы ни случилось в наступающем году, но уж хуже прошедшего ни в каком случае он не будет. Что касается настоящего, то лучшего и желать бы нечего, если б не несчастный нрав, склонный преувеличенно видеть все нехорошее и недостаточно радоваться настоящему. В числе писем были вчера письма брата Анатолия, в которых много говорится о жене моей и обо всей этой грустной истории. Все идёт хорошо, — но достаточно мне было во всей подробности вспомнить все близкое прошлое, чтобы снова почувствовать себя несчастным. Получил я также письмо от председателя русского отдела выставки, очень сокрушающегося о моем отказе. Меня все ещё немножко мучит совесть: не эгоистично ли, не глупо ли я поступил, отказавшись от делегатства? Но все это я Вам пишу потому, что уже привык теперь писать Вам именно все. В сущности же, я счастлив совершенно. Последние дни, проведённые в Милане, в Генуе, в дороге сюда, были полны самых радостных ощущений. Я ужасно люблю детей. Коля до бесконечности радует меня. Мне приятно было заметить, что под руководством брата он даже в те несколько месяцев, что я его не видел, уже успел сделать большие успехи и в произношении слов и в грамоте. Он очень развился. Способности его и особенно память поразительны. Чрезвычайно интересно наблюдать за таким умным ребенком, поставленным вследствие своего недостатка в столь исключительное положение. Что касается его нрава, его доброты, ласковости, нежности, то это один из самых лучших человеческих субъектов, когда-либо мною виденных. В сумме, это существо, созданное для того, чтобы внушать всем окружающим любовь и нежность.
+
Поразительна разница климата в Сан-Ремо с климатом остальной северной Италии. Даже Генуя, климатические условия которой сходны со здешними, сущая Сибирь в сравнении с Сан-Ремо. В Милане была совершенная зима; на полях снег толщиной в пол-аршина, в городе тоже снег, хотя и с гребённый в кучи, в Генуе пронзительно холодный северный ветер, а здесь так же чисто на небе, так же тепло, так же зелено, как и когда я уехал. Брат и Коля в восторге от Сан-Ремо. Сейчас они ходили гулять в горы, принесли цветов целую кучу. Что касается меня, то ''je continue à bouder'' против бедного Сан-Ремо. Уж очень солоно досталось мне первые дни, проведённые здесь. Сегодня утром я отправил Вам телеграмму. Да принесёт Вам этот год всяких благ земных, а главное, душевного спокойствия и здоровья физического. До свиданья, драгоценный друг.  
  
Поразительна разница климата в Сан-Ремо с климатом остальной северной Италии. Даже Генуя, климатические условия которой сходны со здешними, сущая Сибирь в сравнении с Сан-Ремо. В Милане была совершенная зима; на полях снег толщиной в пол-аршина, в городе тоже снег, хотя и сгребенный в кучи, в Генуе пронзительно холодный северный ветер, а здесь так же чисто на небе, так же тепло, так же зелено, как и когда я уехал. Брат и Коля в восторге от Сан-Ремо. Сейчас они ходили гулять в горы, принесли цветов целую кучу. Что касается меня, то ''je continue à bouder'' против бедного Сан-Ремо. Уж очень солоно досталось мне первые дни, проведённые здесь. Сегодня утром я отправил Вам телеграмму. Да принесет Вам этот год всяких благ земных, а главное, душевного спокойствия и здоровья физического. До свиданья, драгоценный друг.
+
Весь Ваш,
{{right|Весь Ваш, П. Чайковский}}
+
{{right|П. Чайковский}}
  
 
|Translated text=
 
|Translated text=

Latest revision as of 15:56, 16 January 2020

Date 1/13 January 1878
Addressed to Nadezhda von Meck
Where written San Remo
Language Russian
Autograph Location Klin (Russia): Tchaikovsky State Memorial Musical Museum-Reserve (a3, No. 3109)
Publication Жизнь Петра Ильича Чайковского, том 2 (1901), p. 76–77 (abridged)
П. И. Чайковский. Переписка с Н. Ф. фон-Мекк, том 1 (1934), p. 143–144
П. И. Чайковский. Полное собрание сочинений, том VII (1962), p. 13–14
To my best friend. Correspondence between Tchaikovsky and Nadezhda von Meck (1876-1878) (1993), p. 126–127 (English translation)

Text

Russian text
(original)
Сан-Ремо  1 янв[аря]
13 янв[аря]
 

Возвратившись в Сан-Ремо, нашёл массу писем и Вашу телеграмму, дорогая Надежда Филаретовна. На этот раз я именно от Вас узнал о победе Радецкого. Благодарю Вас и за сообщение радостного известия и за Ваши пожелания. Что бы ни случилось в наступающем году, но уж хуже прошедшего ни в каком случае он не будет. Что касается настоящего, то лучшего и желать бы нечего, если б не несчастный нрав, склонный преувеличенно видеть все нехорошее и недостаточно радоваться настоящему. В числе писем были вчера письма брата Анатолия, в которых много говорится о жене моей и обо всей этой грустной истории. Все идёт хорошо, — но достаточно мне было во всей подробности вспомнить все близкое прошлое, чтобы снова почувствовать себя несчастным. Получил я также письмо от председателя русского отдела выставки, очень сокрушающегося о моем отказе. Меня все ещё немножко мучит совесть: не эгоистично ли, не глупо ли я поступил, отказавшись от делегатства? Но все это я Вам пишу потому, что уже привык теперь писать Вам именно все. В сущности же, я счастлив совершенно. Последние дни, проведённые в Милане, в Генуе, в дороге сюда, были полны самых радостных ощущений. Я ужасно люблю детей. Коля до бесконечности радует меня. Мне приятно было заметить, что под руководством брата он даже в те несколько месяцев, что я его не видел, уже успел сделать большие успехи и в произношении слов и в грамоте. Он очень развился. Способности его и особенно память поразительны. Чрезвычайно интересно наблюдать за таким умным ребёнком, поставленным вследствие своего недостатка в столь исключительное положение. Что касается его нрава, его доброты, ласковости, нежности, то это один из самых лучших человеческих субъектов, когда-либо мною виденных. В сумме, это существо, созданное для того, чтобы внушать всем окружающим любовь и нежность.

Поразительна разница климата в Сан-Ремо с климатом остальной северной Италии. Даже Генуя, климатические условия которой сходны со здешними, сущая Сибирь в сравнении с Сан-Ремо. В Милане была совершенная зима; на полях снег толщиной в пол-аршина, в городе тоже снег, хотя и с гребённый в кучи, в Генуе пронзительно холодный северный ветер, а здесь так же чисто на небе, так же тепло, так же зелено, как и когда я уехал. Брат и Коля в восторге от Сан-Ремо. Сейчас они ходили гулять в горы, принесли цветов целую кучу. Что касается меня, то je continue à bouder против бедного Сан-Ремо. Уж очень солоно досталось мне первые дни, проведённые здесь. Сегодня утром я отправил Вам телеграмму. Да принесёт Вам этот год всяких благ земных, а главное, душевного спокойствия и здоровья физического. До свиданья, драгоценный друг.

Весь Ваш,

П. Чайковский