Difference between revisions of "Letter 1194"

 
Line 7: Line 7:
 
|Publication={{bib|1938/40|П. И. Чайковский. Переписка с П. И. Юргенсоном ; том 1}} (1938), p. 99<br/>{{bib|1963/6|П. И. Чайковский. Полное собрание сочинений ; том VIII}} (1963), p. 238
 
|Publication={{bib|1938/40|П. И. Чайковский. Переписка с П. И. Юргенсоном ; том 1}} (1938), p. 99<br/>{{bib|1963/6|П. И. Чайковский. Полное собрание сочинений ; том VIII}} (1963), p. 238
 
}}
 
}}
==Text==
+
==Text and Translation==
 
{{Lettertext
 
{{Lettertext
 
|Language=Russian
 
|Language=Russian
|Translator=
+
|Translator=Brett Langston
 
|Original text={{right|''Каменка''<br/>31 мая}}
 
|Original text={{right|''Каменка''<br/>31 мая}}
 
Симфонию получил и очень скоро верну тебе её назад. Сегодня я буду проигрывать её с племянницей. ''3 Morceaux'' для скрипки получил уже давно и весьма восхищался издание. Манускрипт цел, и я тебе его вытребую, но признаюсь, что тут не ''без'' трудностей. Особа, у которой она находится, далеко не из тех, что будет им жопу подтирать, — напротив.
 
Симфонию получил и очень скоро верну тебе её назад. Сегодня я буду проигрывать её с племянницей. ''3 Morceaux'' для скрипки получил уже давно и весьма восхищался издание. Манускрипт цел, и я тебе его вытребую, но признаюсь, что тут не ''без'' трудностей. Особа, у которой она находится, далеко не из тех, что будет им жопу подтирать, — напротив.
Line 20: Line 20:
 
Что делается у тебя с Кашкиным? Отчего вы разошлись не мирно? Мне немножко грустно усматривать между Вами недоразумение. По всей вероятности, кто-нибудь его настроил враждебно против тебя, но, конечно, это пройдёт. Очень желаю, чтоб Вы помирились, т. е. разъяснилось бы недоразумение, но нимало не сожалею, что он оставил своё корректорство. Он совсем не годится не потому, что не хочет, — а потому, что с его ли безалаберной натурой заниматься таким делом, где требуется точность, спешность и внимательность.
 
Что делается у тебя с Кашкиным? Отчего вы разошлись не мирно? Мне немножко грустно усматривать между Вами недоразумение. По всей вероятности, кто-нибудь его настроил враждебно против тебя, но, конечно, это пройдёт. Очень желаю, чтоб Вы помирились, т. е. разъяснилось бы недоразумение, но нимало не сожалею, что он оставил своё корректорство. Он совсем не годится не потому, что не хочет, — а потому, что с его ли безалаберной натурой заниматься таким делом, где требуется точность, спешность и внимательность.
  
Поверенный А[нтонины] И[вановны] был у Анатолия. Он так же г луп, как и она, и едва ли что из этого выйдет — но Анатолий объявил им, что раньше осени я дело не начну. Она просит чрез этого господина, чтобы в течение четырёх месяцев я ей давал по 100 р[ублей] с[еребром]. Дудки! Я намерен отказать или, лучше, ничего не отвечать. Жаль, что я потерял её письмо к Анатолию: — это верх совершенства и превосходит все доселе вышедшее из-под пера этой новейшей ''Georges Sand''. По поводу чего ты говоришь о лжи? Моё любопытство сильно возбуждено. Удовлетвори оное!
+
Поверенный А[нтонины] И[вановны] был у Анатолия. Он так же глуп, как и она, и едва ли что из этого выйдет — но Анатолий объявил им, что раньше осени я дело не начну. Она просит чрез этого господина, чтобы в течение четырёх месяцев я ей давал по 100 р[ублей] с[еребром]. Дудки! Я намерен отказать или, лучше, ничего не отвечать. Жаль, что я потерял её письмо к Анатолию: — это верх совершенства и превосходит все доселе вышедшее из-под пера этой новейшей ''Georges Sand''. По поводу чего ты говоришь о лжи? Моё любопытство сильно возбуждено. Удовлетвори оное!
 
{{right|Твой П. Чайковский}}
 
{{right|Твой П. Чайковский}}
  
|Translated text=
+
|Translated text={{right|''[[Kamenka]]''<br/>31 May}}
 +
I've received the symphony and will send it back to you shortly. I'll be playing it through today with my niece. I received the ''3 Morceaux'' for violin a while ago and greatly admired the edition. The manuscript is intact, and I'll request it for you, but I confess that this is not ''without'' difficulties. The person in whose possession it is to be found is far from being one of those who would wipe their backsides with it — on the contrary.
 +
 
 +
Listening to your complaints about the engravers and their drunkenness and outrages, I cringed with embarrassment, because in the not too distant future a new disaster shall befall you, in the shape of an immense 4-act opera of my composing.
 +
 
 +
Today, finally, I'm sending you ''[[Messer]]''{{'}}s transcription. It's quite fit to print, although there are some things I'm not particularly pleased about, and most importantly, I doubt whether it comprises a grateful violin ''morceau''. Anyway, Lord only knows?
 +
 
 +
What's happened between you and [[Kashkin]]? Why didn't you part on good terms? It makes me rather sad to see unpleasantness between you. In all likelihood someone has turned him against you, but this will certainly pass. I very much wish that you'll be reconciled, i.e. that the misunderstanding will be cleared up, but I don't in the least regret that he's ceased his proofreading. He's not at all suited to it, because he doesn't like it, — perhaps it's against his disorganized nature to do something that require such precision, haste and attentiveness.
 +
 
 +
[[Anatoly]] saw [[Antonina Ivanovna]]'s attorney. He's as stupid as she is, and hardly anything will come of it — but [[Anatoly]] informed them that I wouldn't start the business until the autumn. Via this gentleman, she asked that I give her 100 silver rubles over the next four months. Ha! I intend to refuse, or better still, not to respond. It's a shame that I lost her letter to [[Anatoly]]: it's the height of perfection and surpasses everything that's hitherto issued from the pen of this newest ''Georges Sand''. What did you mean when you spoke about lies? My curiosity is strongly aroused. You must satisfy it!
 +
{{right|Yours, P. Tchaikovsky}}
 
}}
 
}}

Latest revision as of 00:34, 15 December 2020

Date 31 May/12 June 1879
Addressed to Pyotr Jurgenson
Where written Kamenka
Language Russian
Autograph Location Klin (Russia): Tchaikovsky State Memorial Musical Museum-Reserve (a3, No. 2248)
Publication П. И. Чайковский. Переписка с П. И. Юргенсоном, том 1 (1938), p. 99
П. И. Чайковский. Полное собрание сочинений, том VIII (1963), p. 238

Text and Translation

Russian text
(original)
English translation
By Brett Langston
Каменка
31 мая

Симфонию получил и очень скоро верну тебе её назад. Сегодня я буду проигрывать её с племянницей. 3 Morceaux для скрипки получил уже давно и весьма восхищался издание. Манускрипт цел, и я тебе его вытребую, но признаюсь, что тут не без трудностей. Особа, у которой она находится, далеко не из тех, что будет им жопу подтирать, — напротив.

Внимая твоим жалобам на гравёров и на их пьянство и безобразие, я трепещу от конфуза, ибо в не особенно отдалённом будущем на тебя свалится новое бедствие в виде весьма объёмистой 4-хактной оперы моего сочинения.

Сегодня высылаю, наконец, транскрипцию Мессера. Она весьма годится к печати, хотя кое-что мне в ней не особенно нравится, а главное — я сомневаюсь, чтоб она составляла благодарный скрипичный morceau. Впрочем черт его знает?

Что делается у тебя с Кашкиным? Отчего вы разошлись не мирно? Мне немножко грустно усматривать между Вами недоразумение. По всей вероятности, кто-нибудь его настроил враждебно против тебя, но, конечно, это пройдёт. Очень желаю, чтоб Вы помирились, т. е. разъяснилось бы недоразумение, но нимало не сожалею, что он оставил своё корректорство. Он совсем не годится не потому, что не хочет, — а потому, что с его ли безалаберной натурой заниматься таким делом, где требуется точность, спешность и внимательность.

Поверенный А[нтонины] И[вановны] был у Анатолия. Он так же глуп, как и она, и едва ли что из этого выйдет — но Анатолий объявил им, что раньше осени я дело не начну. Она просит чрез этого господина, чтобы в течение четырёх месяцев я ей давал по 100 р[ублей] с[еребром]. Дудки! Я намерен отказать или, лучше, ничего не отвечать. Жаль, что я потерял её письмо к Анатолию: — это верх совершенства и превосходит все доселе вышедшее из-под пера этой новейшей Georges Sand. По поводу чего ты говоришь о лжи? Моё любопытство сильно возбуждено. Удовлетвори оное!

Твой П. Чайковский

Kamenka
31 May

I've received the symphony and will send it back to you shortly. I'll be playing it through today with my niece. I received the 3 Morceaux for violin a while ago and greatly admired the edition. The manuscript is intact, and I'll request it for you, but I confess that this is not without difficulties. The person in whose possession it is to be found is far from being one of those who would wipe their backsides with it — on the contrary.

Listening to your complaints about the engravers and their drunkenness and outrages, I cringed with embarrassment, because in the not too distant future a new disaster shall befall you, in the shape of an immense 4-act opera of my composing.

Today, finally, I'm sending you Messer's transcription. It's quite fit to print, although there are some things I'm not particularly pleased about, and most importantly, I doubt whether it comprises a grateful violin morceau. Anyway, Lord only knows?

What's happened between you and Kashkin? Why didn't you part on good terms? It makes me rather sad to see unpleasantness between you. In all likelihood someone has turned him against you, but this will certainly pass. I very much wish that you'll be reconciled, i.e. that the misunderstanding will be cleared up, but I don't in the least regret that he's ceased his proofreading. He's not at all suited to it, because he doesn't like it, — perhaps it's against his disorganized nature to do something that require such precision, haste and attentiveness.

Anatoly saw Antonina Ivanovna's attorney. He's as stupid as she is, and hardly anything will come of it — but Anatoly informed them that I wouldn't start the business until the autumn. Via this gentleman, she asked that I give her 100 silver rubles over the next four months. Ha! I intend to refuse, or better still, not to respond. It's a shame that I lost her letter to Anatoly: it's the height of perfection and surpasses everything that's hitherto issued from the pen of this newest Georges Sand. What did you mean when you spoke about lies? My curiosity is strongly aroused. You must satisfy it!

Yours, P. Tchaikovsky