Letter 1355

Revision as of 13:29, 31 December 2020 by Brett (talk | contribs)
(diff) ← Older revision | Latest revision (diff) | Newer revision → (diff)
Date 26 November/8 December 1879
Addressed to Pyotr Jurgenson
Where written Paris
Language Russian
Autograph Location Klin (Russia): Tchaikovsky State Memorial Musical Museum-Reserve (a3, No. 2275)
Publication Жизнь Петра Ильича Чайковского, том 2 (1901), p. 338–339
П. И. Чайковский. Переписка с П. И. Юргенсоном, том 1 (1938), p. 124
П. И. Чайковский. Полное собрание сочинений, том VIII (1963), p. 438–439

Text and Translation

Russian text
(original)
English translation
By Brett Langston
Париж  26 н[оября]
8 дек[абря]
 1879 г[ода]

Милый друг!

Вчера я получил прилагаемое письмо от Фюрстнера. Прилагаю также и ответ мой, посланный сегодня. Так ли я отвечал? Я очень затруднялся, что ответить, хотел сначала списаться с тобой, но потом решил, что это будет слишком долго, и ответил. Теперь, списывая копию, я начинаю бояться, что я напрасно рисовался перед благородством? Кажется, я с тобой заключил какое-то условие, которое в прошлом году подписывал у нотариуса, и просто не имел права отдавать мои вещи Фюрстнеру. Как бы то ни было, но и не скрою, что предложение, Фюрстнера доставило мне удовольствие. В прошлом году подобное же предложение делал мне (кажется, по секрету от тебя — поэтому ты меня не выдавай) Бок. Ведь это всё-таки служит доказательством, что мы с тобой можем надеяться серьёзно перешагнуть через русскую границу.

Я здоров, весел, счастлив и по-прежнему влюблён в заграницу вообще и в Париж в особенности но зима здесь стоит такая же ужасная, как и в России. Париж стал теперь похож на Петербург, с той разницей, что том умеют снег убирать, а здесь целые пирамиды снегу торчат по улицам и проезд едва только возможен, и то шагом. А снег все ещё идёт и идёт. Парижане совсем потерялись.

Твой, П. Чайковский

Rue Rivoli. Hôtel Meurice

Paris  26 November
8 December
 1879

Dear friend!

Yesterday I received the enclosed letter from Fürstner. I'm also enclosing my reply, sent today. Is that really an answer? I was at a loss how to reply, and I at first wanted to write to you, before deciding that it would take too long, so I replied. Now, when copying it out, I began to fear that I was needlessly posturing before a distinguished personage? It seems that I entered into some sort of agreement with you, which I signed with a notary last year, and simply had no rights to give my things to Fürstner. Be that as it may, I won't deny that Fürstner's offer made me very happy. Last year a similar offer was made to me by Bock (it seems, behind your back, and so don't let on). Well this still goes to show that you and I can hope to take serious steps beyond the borders of Russia.

I am well, cheerful, happy, and still enamoured with foreign parts in general, and with Paris in particular, but the winter is just as awful here as it is in Russia. Paris now resembles Petersburg, except that they know how to clear the snow, while here whole snowy pyramids protrude into the streets, and travelling is barely possible, and then only step by step. And the snow still falls and falls. The Parisians have been utterly at a loss.

Yours, P. Tchaikovsky

Rue Rivoli. Hôtel Meurice