Letter 1955

Revision as of 20:09, 14 December 2019 by Brett (talk | contribs)
(diff) ← Older revision | Latest revision (diff) | Newer revision → (diff)
Date 5/17 February 1882
Addressed to Pyotr Jurgenson
Where written Rome
Language Russian
Autograph Location Klin (Russia): Tchaikovsky State Memorial Musical Museum-Reserve (a3, No. 2370)
Publication Жизнь Петра Ильича Чайковского, том 2 (1901), p. 517–518 (abridged)
П. И. Чайковский. Переписка с П. И. Юргенсоном, том 1 (1938), p. 235–236
П. И. Чайковский. Полное собрание сочинений, том XI (1966), p. 51–52

Text

Russian text
(original)
Рим
5/17 февр[аля] 1882

Душа моя! получил сегодня твоё письмо с переводом, который доставил мне значительное удовольствие, — впрочем, уж конечно, ничуть не меньшее, чем самое письмо. Твои письма для меня величайшее удовольствие, утешение, развлечение, наслаждение. Ей Богу — не лгу. Ты единственный мой аккуратный корреспондент, через которого узнаю все меня интересующее в Москве, а ведь Москву я продолжаю любить какой-то странной, но очень острой любовью. Я называю её странной, ибо, несмотря на любовь к Москве,- не хочу жить в ней. А между тем, именно оттого и не хочу, что очень люблю. Долго было бы разъяснять сию психологическую тонкость.

Итак, мне очень приятна корреспонденция с тобой, — но одно обстоятельство отравляет удовольствие, — это что не могу обойтись, чтобы не приставать к тебе с деньгами. Но горбатого могила исправит. Благодарю за 500 фр[анков]. Увы, из Неаполя буду просить ещё.

Если увертюру ты мне пришлёшь в конце месяца или начале будущего, — то поверь, что я успею вовремя доставить её тебе так, чтобы к 1 маю была готова. На сей раз в проволочке дела никто не виноват, кроме меня; я продержал 1 корректуру 3 месяца! Но даже в случае, если мы и опоздаем, — беды большой нет. Поверь, пусть лучше опаздывать, чем издавать с большим количеством ошибок. Не вижу никакой надобности в оригинале концертов Бортн[янского], — но если хочешь — вышлю.

Флеров весьма, кажется, добрый и милый человек, но... но я удираю от него в Неаполь. Вчера он просидел у меня от 5 час[ов] дня до 12 вечера!!! Была минута, когда мне хотелось его убить, а именно, когда он приставал ко мне с вопросом, какие картины, какие образы носились в моей фантазии, когда я писал то или другое! Ах, чтоб его! Он учен, начитан, но глуповат и приторен.

Напиши мне, голубчик, будет ли в Москве летом музыкальный отдел, т. е. концерты. Отчего ты торопишься с увертюрой? Разве хотят играть её? Мне остаётся пробыть здесь 4 суток; 9/21 числа еду в Неаполь один, поищу помещение для Модеста со свитой и всех их к себе выпишу, а засим пошлю тебе новый адрес.

Анатолий депешей дал мне знать о своей помолвке, — но с тех пор ни слова. Что он делает? Какой вид имеет?

Обнимаю.

П. Чайковский