Letter 2141

Revision as of 16:05, 15 December 2019 by Brett (talk | contribs)
(diff) ← Older revision | Latest revision (diff) | Newer revision → (diff)
Date 20 October/1 November 1882
Addressed to Pyotr Jurgenson
Where written Kamenka
Language Russian
Autograph Location Klin (Russia): Tchaikovsky State Memorial Musical Museum-Reserve (a3, No. 2395)
Publication Жизнь Петра Ильича Чайковского, том 2 (1901), p. 555 (abridged)
П. И. Чайковский. Переписка с П. И. Юргенсоном, том 1 (1938), p. 263–264
П. И. Чайковский. Полное собрание сочинений, том XI (1966), p. 258–259

Text

Russian text
(original)
Каменка
20 окт[ября] 1882

Милый друг! Попрошу тебя прислать мне 300 рублей. Я хотел дотянуть до Москвы и уж там начать из тебя саки высасывать, — но пришлось так, что. необходимо пососать и отсюда. Я бы хотел вытянуть из тебя все, что можно, т. е. все то что по счетам окажется мне должным, и предупреждаю заранее, что буду безжалостен к тебе в Москве. Итак, приготовься выдержать новый удар злой судьбы, поставившей тебя на мою дорогу и обрёкшей на высасывание.

Присланный тобою экземпляр трио доставил мне величайшее удовольствие. Мне кажется, что ещё ни одно из моих творений не было так безупречно хорошо издано. Заглавные листы своей изящной простотой совершенно пленили меня.

В воскресенье эта трио должно была исполняться и, признаться сказать, я с тайным трепетом весь вечер этого дня и следующий день ожидал какой-нибудь от тебя или от кого-нибудь телеграммы. Увы! тщетна! Заключаю из этого, что трио прошло не осабенно заметным явлением на музыкальном горизонте Москвы. Эта мне немножко неприятно.

Ты спрашиваешь, буду ли в Москве. Наверно, буду в близком будущем и остановлюсь у Толи или у тебя. У тебя бы удобнее, потому что, кажется, у Толи нет уголка, где бы я маг сидеть один и в случае надобности позаняться. Но если он захочет, чтобы непременно у него, — то нельзя будет отказаться.

Относительно изменённых и транспонированных нумеров «Орл[еанской] девы» нужно будет подробно поговорить устно.

Радуюсь тому, что ты радуешься своему даму, — но Боже! сколько денег эта стола!

Мне так стыдна, что ты мне пишешь такие длинные и чудесные письма, а я тебе только короткие писульки!

Целую тебя.

П. Чайковский