Letter 3442

Revision as of 13:31, 25 January 2020 by Brett (talk | contribs) (Text replacement - "все-таки" to "всё-таки")
(diff) ← Older revision | Latest revision (diff) | Newer revision → (diff)
Date 24 December 1887/5 January 1888–25 December 1887/6 January 1888
Addressed to Pyotr Jurgenson
Where written Leipzig
Language Russian
Autograph Location Klin (Russia): Tchaikovsky State Memorial Musical Museum-Reserve (a3, No. 2589)
Publication Жизнь Петра Ильича Чайковского, том 3 (1902), p. 203–204 (abridged)
П. И. Чайковский. Переписка с П. И. Юргенсоном, том 2 (1952), p. 76–78
П. И. Чайковский. Полное собрание сочинений, том XIV (1974), p. 298–299

Text

Russian text
(original)
  5 янв[аря] 1888
24 дек[абря] 1887
  Лейпциг

Милый друг! Вот уже шестой день что я в Лейпциге. Фридрих уже в Берлине мало-помалу успел сделаться мне очень противен. Здесь (он за мной повсюду следует, и вся моя жизнь здесь есть постоянное удирание от него) он доводит меня до отчаяния. Нет возможности все подробно описать и выразить, но только в сущности это такая же гадина, как Бессель. Мне нужно отделаться от него так или иначе, но без посторонней помощи этого невозможно. Умоляю тебя приехать в Прагу к 19/7 февр[аля] и помочь мне раз навсегда с ним покончить!!!! Затруднение в том, что я его назойливости и наглости обязан очень многим и должен быть ему благодарным, а между тем ненавижу его всеми силами души.

Подробно описывать всего здесь испытанного не имею ни времени, ни возможности. Главное, что я чувствую, — это безумная, болезненная, доходящая до отчаяния тоска по отчизне. Только при таких обстоятельствах чувствуешь до чего любишь родину. Если бы не Бродский с милейшей русской женой и Зилоти, который как нянька за мной ухаживает, — я бы бросил все и уехал. С другой стороны, моё артистическое самолюбие имеет лишь исключительно поводы к радостям. И потому я беспрестанно перехожу от отчаяния и безумной тоски к удовольствию и даже счастию. Вчера была генеральная публичная репетиция. Я волновался невероятно ещё накануне, а перед выходом просто умирал. Но успех был необыкновенный, самый горячий и лестный. Оркестр, критики, все близкие к музыке относятся ко мне необыкновенно мило и сочувствен но, а после вчерашнего успеха я сделался каким-то триумфатором. Сегодня вечером все это может перемениться, ибо в концерте я могу так сконфузиться, что страх. С Брамсом я кутил; он страшный любитель выпивки; человек очень милый и вовсе не такой гордый, как я воображал. Но кто совершенно очаровал меня, так это Григ. Это очаровательно-симпатичная личность, так же как и жена его. Рейнеке ужасно любезен. Перед 1-ой репетицией он представил меня оркестру, и я сказал по-немецки спич. "Meine Herrn, ich kann nicht Deutsch reden, aber ich bin stolz, dass ich mit einen so … so … das heist … ich bin … stolz … ich kann nicht ……!!!" Таков был спич. Допишу это письмо завтра утром. Каждое моё письмо давай для прочтения Танееву и Губертам и вообще друзьям, ибо в твоём лице я пишу всем москвичам. Оркестр здесь превосходен; я даже не знал, до чего наши оркестры, как они ни хороши, всё-таки уступают первоклассным немецким. С голосами сюиты произошла целая история. У меня всего было на 6 пультов, а здесь их десять. Достали у Forbergа, но пришлось ставить знаки, переправлять и т. д.

  6 янв[аря 18]88
25 дек[абря 18]87
 

Концерт сошёл благополучно. После фуги сильно аплодировали; после 2-ой части тоже; после 3-ей и Marche miniature меньше; после конца два раза вызвали. Вообще приём очень хороший, но нечего и сравнивать с тем, что было на репетиции, где публика состоит из студентов и музыкантов. Я провёл вечер после концерта на вечере, данном в мою честь Рейнеке. Он рассказывал много интересного про Шумана, и вообще мне было у него приятно. После того должен ещё был отправиться на студенческий праздник русских студентов. Вернулся поздно ночью.

Сейчас еду на Tschaikovsky-Feier в Liszt-Verеin. Он начинается в 11 часов утра!!!!

Завтра еду в Берлин для окончательных переговоров с Шнейдером о концерте 8 февр[аля]. Оттуда хочу на 3 дня куда-нибудь спрятаться и отдохнуть перед Гамбургом. Обнимаю всех друзей.

П. Чайковский