Letter 3777

Revision as of 14:36, 7 March 2019 by Brett (talk | contribs) (Text replacement - " счет" to " счёт")
Date 28 January/9 February 1889
Addressed to Pyotr Jurgenson
Where written Berlin
Language Russian
Autograph Location Klin (Russia): Tchaikovsky State Memorial Musical Museum-Reserve (a3, No. 2643)
Publication П. И. Чайковский. Переписка с П. И. Юргенсоном, том 2 (1952), p. 112
П. И. Чайковский. Полное собрание сочинений, том XV-А (1976), p. 36–37

Text

Russian text
(original)
9 февр[аля]/28 янв[аря 18]89 Берлин

Душа моя!

Ей-Богу, это удивительно! Вообразивши сдуру, что у меня в счёте должны стоять лишних 2000, и слегка разочаровавшись, получив сведения, что не ты мне должен, как я рассчитывал, а я тебе,—я почувствовал желание разъяснить это недоразумение. Предвидя, что в подобных случаях люди легко обижаются и часто не понимают смысла самых простых слов, как только дело коснётся денежных счётов,—я сделал все, чтобы подобного случая на сей раз не было, т. е. извинился заранее, просил тебя понять, что я только хочу знать, не в рассеянности ли тут дело (однажды между нами уже было денежное недоразумение из-за твоей рассеянности в 1883 г., летом), и все-таки ты ухитрился обидеться! К чему все эти слова: 1) «несмотря на многолетнее знакомство и безукоризненное поведение, ты меня не знаешь», 2) «Я могу по твоему желанию ставить тебе в кредит по 333 р[ублей] 33 1/3 ко[пейки]» (т. е. ирония и насмешка над моей погоней за рублями и копейками), 3) «когда я тебе отказывал в деньгах?».

Господи! да где ж в моем письме стоит 1), что я считаю тебя небезукоризненным, 2), что я непременно желаю, чтобы ты мне платил ратеровскую долю, 3), что ты мне отказывал в деньгах?

В последний раз в жизни я имел с тобой разговор о деньгах. Отныне никогда в жизни не скажу ни полслова. Но прими во внимание, что уж теперь, конечно, я ни за что в мире невозьму ни копейки и даже ни полушки из ежегодных 333.33 1/3 ко[пейки].

Я получил письмо от Дворжака в ответ на моё. Он согласен приехать и дирижировать целым концертом. Вместо Никиша, который уезжает в Америку, я пригласил Клиндворта, который принял предложение с радостью. Сообщи то и другое Дирекции. Я думаю, что Вы, директора, не посетуете на то, что я самовольно взял на себя приглашение Клиндворта. По-моему, это будет очень интересно. Он будет играть сочинения Вагнера. И тот, и другой, т. е. Дворжак и Клиндворт, обязуются не позже весны сказать, в какое время они приедут.

Я покамест ничего о себе интересного сообщить не имею. Еду завтра в Кёльн. Оттуда тебе или Танееву сообщу, как прошёл концерт. Как здоровье бедной Нат[алии] Ник[олаевны]?

Твой, П. Чайковский