Letter 3807

Revision as of 16:13, 8 February 2020 by Brett (talk | contribs)
(diff) ← Older revision | Latest revision (diff) | Newer revision → (diff)
Date 21 February/5 March 1889
Addressed to Nadezhda von Meck
Where written Geneva
Language Russian
Autograph Location Klin (Russia): Tchaikovsky State Memorial Musical Museum-Reserve (a3, No. 1053)
Publication Жизнь Петра Ильича Чайковского, том 3 (1902), p. 299–300 (abridged)
П. И. Чайковский. Переписка с Н. Ф. фон-Мекк, том 3 (1936), p. 566–567
П. И. Чайковский. Полное собрание сочинений, том XV-А (1976), p. 62–63

Text

Russian text
(original)
Женева
21 февр[аля]/5 марта [18]89 г[ода]

Милый, дорогой друг мой!

После того как я писал Вам из Дрездена, там состоялся мой концерт, в коем я играл нашу симфонию (впрочем, кажется, я уже об этом писал Вам). Она сыграна была старательно, но, по недостаточности сил оркестра, не особенно блестяще. Однако ж, судя по статьям, посланным мне уже по отъезде в Берлин, произвела большую сенсацию. Что касается приёма публики, то он был далеко не столь восторженный, как в Кёльне и Франкфурте. Затем я провёл неделю в Берлине. Концерт мой состоялся во вторник 26/14 числа. Я играл только две вещи: Струнную серенаду и «Франческа да Римини». Струнная серенада очень понравилась публике. «Франческа» вызвала громкие рукоплескания большей части публики и весьма явственные свистки меньшей. К этому обстоятельству я совершенно равнодушен. Пусть шикают, лишь бы интересовались; а что интересовались, доказывается тем, что зал был совершенно полон. Концерт этот устраивал известный концертный устроитель Герман Вольф. Когда-нибудь я расскажу Вам, как этот еврей бесцеремонно эксплуатировал меня и в прошлом, и в этом году. Только еврей может так беззастенчиво злоупотреблять бесхарактерностью и наивностью людей вроде меня.

Из Берлина я проехал прямо сюда. Я приглашён дирижировать в здешнем великолепном новом театре целым концертом из моих сочинений. Он состоится в субботу 9 марта/263 февр[аля]. Вчера состоялась уже первая репетиция. Оказалось, что оркестр в Женеве ничтожный по составу и состоящий из третьестепенных оркестровых музыкантов. Если б я знал это, то ни за что бы не приехал, но Директор театра, сделавший мне приглашение (вовсе не музыкант), вероятно, думал, что качество оркестра и количество музыкантов, его составляющих, не имеет никакого значения для приезжего композитора-дирижёра. Как я справлюсь с этим провинциальным оркестром — решительно не знаю. Впрочем, нужно сказать, что они проявили удивительную старательность и усердие на вчерашней репетиции.

Продолжаю неописанно скучать, тосковать и с болезненным нетерпением ожидать конца моих странствований.

Отсюда должен ехать в Гамбург, потом в Лондон (но побываю и в Париже).

Рад бы был, дорогая моя, узнать о Вашем здоровье. Уж очень давно не получал от Вас известий.

Беспредельно преданный,

П. Чайковский