Difference between revisions of "Letter 268"

m (Text replacement - "''П. И. Чайковский. Полное собрание сочинений''" to "П. И. Чайковский. Полное собрание сочинений")
m (Text replacement - " !" to "!")
 
(4 intermediate revisions by the same user not shown)
Line 5: Line 5:
 
|Language=Russian  
 
|Language=Russian  
 
|Autograph=[[Klin]] (Russia): {{RUS-KLč}} (a{{sup|3}}, No. 1080)  
 
|Autograph=[[Klin]] (Russia): {{RUS-KLč}} (a{{sup|3}}, No. 1080)  
|Publication={{bib|1900/35|Жизнь Петра Ильича Чайковского ; том 1}} (1900), p. 378 (abridged)<br>{{bib|1940/210|''П. И. Чайковский. Письма к родным'' ; том 1}} (1940), p. 181 (abridged)<br>{{bib|1959/50|П. И. Чайковский. Полное собрание сочинений ; том V}} (1959), p. 282–283 (abridged)
+
|Publication={{bib|1900/35|Жизнь Петра Ильича Чайковского ; том 1}} (1900), p. 378 (abridged)<br/>{{bib|1940/210|П. И. Чайковский. Письма к родным ; том 1}} (1940), p. 181 (abridged)<br/>{{bib|1959/50|П. И. Чайковский. Полное собрание сочинений ; том V}} (1959), p. 282–283 (abridged)
 
}}
 
}}
 
==Text==
 
==Text==
Line 12: Line 12:
 
|Translator=
 
|Translator=
 
|Original text={{right|''Киев, 5-го июля''. Среда}}
 
|Original text={{right|''Киев, 5-го июля''. Среда}}
Толя ! Согласно обещанию пишу тебе. Мы попали на «Александра»; ехали очень хорошо и почти все время играли в пикэт. В Киеве находимся уже третий день и едем сегодня вечером в 11 часов. Как только въехали на Крещатик, так встретили (как 11 следовало ожидать) Модеста, очень худого и желтого. Сейчас же поехали все трое в баню, где я... вымылся. Обедали у Массиу с Жедринским. Вечером были в театре («Птички певчие») и пили чай в саду с Юзефовичем. Вчера утром были у Юзефовича, осматривали Софийский собор, обедали (опять с Жедринским и Юзефовичем) у Массиу. После обеда поехали в Лавру, где ''очень'' приятно провели время; потом опять были в Шато, ужинали дома. (Мы стоим в Grand Hôtel.) Сегодня утром ездили втроем в Лавру и обедали у Терье. Теперь сижу дома и пишу тебе. Вообще Киев, как и всегда, произвел на меня восхитительное впечатление. Сашу Гудима видел только мельком; он неузнаваем, задумчив, рассеян и нимало не любезен. Должно быть, от любви к Булыгину. Жедринский—симпатичен до ''nec plus ultra''; обещается исполнить твои поручения. Юзефович—забавен. Модест с нами неразлучен и очень мил. Тебя истребовали к прокурору в Киев по требованию Модеста, который вообразил себе почему-то, что ты этого желаешь. Но можешь быть покоен, ты вовсе не нужен. Между прочим. я узнал здесь от Жедринского, что ты собираешься покупать именья. Это весьма забавно,—но еще забавнее то, что ты от меня это скрываешь.
+
Толя! Согласно обещанию пишу тебе. Мы попали на «Александра»; ехали очень хорошо и почти все время играли в пикэт. В Киеве находимся уже третий день и едем сегодня вечером в 11 часов. Как только въехали на Крещатик, так встретили (как 11 следовало ожидать) Модеста, очень худого и желтого. Сейчас же поехали все трое в баню, где я... вымылся. Обедали у Массиу с Жедринским. Вечером были в театре («Птички певчие») и пили чай в саду с Юзефовичем. Вчера утром были у Юзефовича, осматривали Софийский собор, обедали (опять с Жедринским и Юзефовичем) у Массиу. После обеда поехали в Лавру, где ''очень'' приятно провели время; потом опять были в Шато, ужинали дома. (Мы стоим в Grand Hôtel.) Сегодня утром ездили втроем в Лавру и обедали у Терье. Теперь сижу дома и пишу тебе. Вообще Киев, как и всегда, произвел на меня восхитительное впечатление. Сашу Гудима видел только мельком; он неузнаваем, задумчив, рассеян и нимало не любезен. Должно быть, от любви к Булыгину. Жедринский—симпатичен до ''nec plus ultra''; обещается исполнить твои поручения. Юзефович—забавен. Модест с нами неразлучен и очень мил. Тебя истребовали к прокурору в Киев по требованию Модеста, который вообразил себе почему-то, что ты этого желаешь. Но можешь быть покоен, ты вовсе не нужен. Между прочим. я узнал здесь от Жедринского, что ты собираешься покупать именья. Это весьма забавно, — но ещё забавнее то, что ты от меня это скрываешь.
  
 
Сегодня 10-й день, что ты сидишь; крепись, близок исход. Тебе все кланяются, прощай. Целую. Обнимай и целуй от меня Сашу, Леву и детей.
 
Сегодня 10-й день, что ты сидишь; крепись, близок исход. Тебе все кланяются, прощай. Целую. Обнимай и целуй от меня Сашу, Леву и детей.

Latest revision as of 15:39, 16 November 2019

Date 5/17 July 1872
Addressed to Anatoly Tchaikovsky
Where written Kiev
Language Russian
Autograph Location Klin (Russia): Tchaikovsky State Memorial Musical Museum-Reserve (a3, No. 1080)
Publication Жизнь Петра Ильича Чайковского, том 1 (1900), p. 378 (abridged)
П. И. Чайковский. Письма к родным (1940), p. 181 (abridged)
П. И. Чайковский. Полное собрание сочинений, том V (1959), p. 282–283 (abridged)

Text

Russian text
(original)
Киев, 5-го июля. Среда

Толя! Согласно обещанию пишу тебе. Мы попали на «Александра»; ехали очень хорошо и почти все время играли в пикэт. В Киеве находимся уже третий день и едем сегодня вечером в 11 часов. Как только въехали на Крещатик, так встретили (как 11 следовало ожидать) Модеста, очень худого и желтого. Сейчас же поехали все трое в баню, где я... вымылся. Обедали у Массиу с Жедринским. Вечером были в театре («Птички певчие») и пили чай в саду с Юзефовичем. Вчера утром были у Юзефовича, осматривали Софийский собор, обедали (опять с Жедринским и Юзефовичем) у Массиу. После обеда поехали в Лавру, где очень приятно провели время; потом опять были в Шато, ужинали дома. (Мы стоим в Grand Hôtel.) Сегодня утром ездили втроем в Лавру и обедали у Терье. Теперь сижу дома и пишу тебе. Вообще Киев, как и всегда, произвел на меня восхитительное впечатление. Сашу Гудима видел только мельком; он неузнаваем, задумчив, рассеян и нимало не любезен. Должно быть, от любви к Булыгину. Жедринский—симпатичен до nec plus ultra; обещается исполнить твои поручения. Юзефович—забавен. Модест с нами неразлучен и очень мил. Тебя истребовали к прокурору в Киев по требованию Модеста, который вообразил себе почему-то, что ты этого желаешь. Но можешь быть покоен, ты вовсе не нужен. Между прочим. я узнал здесь от Жедринского, что ты собираешься покупать именья. Это весьма забавно, — но ещё забавнее то, что ты от меня это скрываешь.

Сегодня 10-й день, что ты сидишь; крепись, близок исход. Тебе все кланяются, прощай. Целую. Обнимай и целуй от меня Сашу, Леву и детей.

Петр