Difference between revisions of "Letter 4998"

m (1 revision imported)
m (Text replacement - "Ей-богу" to "Ей-Богу")
 
(6 intermediate revisions by the same user not shown)
Line 5: Line 5:
 
|Language=Russian
 
|Language=Russian
 
|Autograph=[[Klin]] (Russia): {{RUS-KLč}} (a{{sup|3}}, No. 153)
 
|Autograph=[[Klin]] (Russia): {{RUS-KLč}} (a{{sup|3}}, No. 153)
|Publication={{bib|1902/25|Жизнь Петра Ильича Чайковского ; том 3}} (1902), p. 629–630 (abridged)<br>{{bib|1955/37|П. И. Чайковский. Письма к близким}} (1955), p. 546–547 (abridged)<br>{{bib|1981/80|П. И. Чайковский. Полное собрание сочинений ; том XVII}} (1981), p. 155<br>{{bib|1981/81|Piotr Ilyich Tchaikovsky. Letters to his family. An autobiography}} (1981), p. 549–550 (English translation; abridged)
+
|Publication={{bib|1902/25|Жизнь Петра Ильича Чайковского ; том 3}} (1902), p. 629–630 (abridged)<br/>{{bib|1955/37|П. И. Чайковский. Письма к близким}} (1955), p. 546–547 (abridged)<br/>{{bib|1981/80|П. И. Чайковский. Полное собрание сочинений ; том XVII}} (1981), p. 155<br/>{{bib|1981/81|Piotr Ilyich Tchaikovsky. Letters to his family. An autobiography}} (1981), p. 549–550 (English translation; abridged)
 
|Notes=Original incorrectly dated "3 August" {{OS}}
 
|Notes=Original incorrectly dated "3 August" {{OS}}
 
}}
 
}}
Line 12: Line 12:
 
|Language=Russian
 
|Language=Russian
 
|Translator=Brett Langston
 
|Translator=Brett Langston
|Original text={{right|{{sic|3|2}} августа [18]93, г. Клин}}
+
|Original text={{right|{{sic|3|2}} августа [18]93 г[ода]<br/>Клин}}
В прошлом письме к Модесту я жаловался, что ты вовсе не хочешь меня знать, а теперь и он замолчал, так что окончательно прервана всякая моя связь с вашей компанией. За что ты на меня сердишься? Иначе, как гневом, трудно объяснить, что ты окончательно пренебрегаешь моим стремлением хоть немножко давать друг другу о себе весточки. Припоминаю, что ты из Виши ежедневно писал весьма охотно, и не только Руде, но и Сане, Коке и т. д. Ну, Руде можно писать каждый день, Сане и Коке раз в неделю, а мне хоть бы раз в месяц. Ей-богу, я никогда не претендовал на особенные аттенции, но мне просто грустно, что ты до такой степени мало интересуешься мной. Неужели ты подчеркнутый, сугубый эгоист? Впрочем, прости, больше не буду.
+
В прошлом письме к Модесту я жаловался, что ты вовсе не хочешь меня знать, а теперь и он замолчал, так что окончательно прервана всякая моя связь с вашей компанией. За что ты на меня сердишься? Иначе, как гневом, трудно объяснить, что ты окончательно пренебрегаешь моим стремлением хоть немножко давать друг другу о себе весточки. Припоминаю, что ты из Виши ежедневно писал весьма охотно, и не только Руде, но и Сане, Коке и т. д. Ну, Руде можно писать каждый день, Сане и Коке раз в неделю, а мне хоть бы раз в месяц. Ей-Богу, я никогда не претендовал на особенные аттенции, но мне просто грустно, что ты до такой степени мало интересуешься мной. Неужели ты подчёркнутый, сугубый эгоист? Впрочем, прости, больше не буду.
  
Симфония (которую я намеревался тебе посвятить, но теперь раздумываю) подвигается. Я очень доволен ее содержанием,—но недоволен или, лучше сказать, не вполне доволен инструментовкой. Все что-то не так выходит, как я мечтал. Мне совершенно будет обычно и неудивительно, если эту симфонию обругают или мало оценят,—ибо не впервой. Но я положительно считаю ее наилучшей и в особенности ''наиискреннейшей'' из всех моих вещей. Я ее люблю, как никогда не любил ни одно из других моих музыкальных чад.
+
Симфония (которую я намеревался тебе посвятить, но теперь раздумываю) подвигается. Я очень доволен её содержанием, — но недоволен или, лучше сказать, не вполне доволен инструментовкой. Все что-то не так выходит, как я мечтал. Мне совершенно будет обычно и неудивительно, если эту симфонию обругают или мало оценят, — ибо не впервой. Но я положительно считаю её наилучшей и в особенности ''наиискреннейшей'' из всех моих вещей. Я её люблю, как никогда не любил ни одно из других моих музыкальных чад.
  
Жизнь моя лишена прелести разнообразия; по вечерам иногда скучаю, но жаловаться нечего, ибо главное дело теперь в симфонии,—а я нигде так работать, как дома, не могу. Большое украшение этой жизни дает мой крестник—необыкновенно симпатичный ребенок. В конце августа еду на неделю ''за границу''. Если б я знал, что ты сентябрь останешься в Вербовке, я бы с удовольствием в начале сентября приехал. Но я ничего про тебя не знаю.
+
Жизнь моя лишена прелести разнообразия; по вечерам иногда скучаю, но жаловаться нечего, ибо главное дело теперь в симфонии, — а я нигде так работать, как дома, не могу. Большое украшение этой жизни даёт мой крестник — необыкновенно симпатичный ребёнок. В конце августа еду на неделю ''за границу''. Если б я знал, что ты сентябрь останешься в Вербовке, я бы с удовольствием в начале сентября приехал. Но я ничего про тебя не знаю.
  
 
Крепко обнимаю.
 
Крепко обнимаю.
 
{{right|П. Чайковский}}
 
{{right|П. Чайковский}}
 
Сегодня ночью у меня увели (украли) корову. Жаль!
 
Сегодня ночью у меня увели (украли) корову. Жаль!
|Translated text={{right|{{sic|3|2}} August 1893, town of [[Klin]]}}
 
In my last letter to [[Modest]] {{ref|1}} I complained that you didn't want to know me, and now he is silent, so that all my connections with you and your companions are now utterly broken. Why are you upset with me? In any event it's hard to explain your utter contempt for my attempts to at least exchange a little news with each another. I remember that you wrote from [[Vichy]] every day, very willingly, and not only to Rudy {{ref|2}}, but to [[Sanya]], [[Koka]], etc. So you might write to Rudy every day, and to [[Sanya]] and [[Koka]] once a week, yet to me barely once a month. By God I never claimed to be worthy of special attention, but I'm just sad that you take such little interest in me. Are you a full-fledged egoist? Anyway, I'm no longer sorry.
 
  
The symphony (which I had intended to dedicate to you, but now I'm reconsidering) {{ref|4}} is coming along. I'm very pleased with its content, but dissatisfied, or rather not completely satisfied, with the instrumentation. For some reason it's not coming out as I intended. To me it would be typical and unsurprising if this symphony were torn to pieces or little appreciated, for it wouldn't be for the first time that had happened. But I absolutely consider it to be the best, and in particular, the ''most sincere'' of all my creations. I love it as I have never loved any of my other musical offspring.
+
|Translated text={{right|{{sic|3|2}} August 1893<br/>[[Klin]]}}
 +
In my last letter to [[Modest]] <ref name="note1"/> I complained that you didn't want to know me, and now he is silent, so that all my connections with you and your companions are now utterly broken. Why are you upset with me? In any event it's hard to explain your utter contempt for my attempts to at least exchange a little news with each another. I remember that you wrote from [[Vichy]] every day, very willingly, and not only to Rudy <ref name="note2"/>, but to [[Sanya]], [[Koka]], etc. So you might write to Rudy every day, and to [[Sanya]] and [[Koka]] <ref name="note3"/> once a week, yet to me barely once a month. By God I never claimed to be worthy of special attention, but I'm just sad that you take such little interest in me. Are you a full-fledged egoist? Anyway, I'm no longer sorry.
  
My life is lacking in colour or variety; in the evenings I'm sometimes bored, but I mustn't complain because the main thing now is the symphony, and I can only work on it at home. My life is greatly enriched by my godson {{ref|5}}—an exceptionally appealing child. At the end of August I'm going ''abroad'' for a week {{ref|6}}. If I knew whether you would be staying in [[Verbovka]] during September, then I'd love to come at the start of the month. But I know nothing about you.
+
The symphony (which I had intended to dedicate to you, but now I'm reconsidering) <ref name="note4"/> is coming along. I'm very pleased with its content, but dissatisfied, or rather not completely satisfied, with the instrumentation. For some reason it's not coming out as I intended. To me it would be typical and unsurprising if this symphony were torn to pieces or little appreciated, for it wouldn't be for the first time that had happened. But I absolutely consider it to be the best, and in particular, the ''most sincere'' of all my creations. I love it as I have never loved any of my other musical offspring.
 +
 
 +
My life is lacking in colour or variety; in the evenings I'm sometimes bored, but I mustn't complain because the main thing now is the symphony, and I can only work on it at home. My life is greatly enriched by my godson <ref name="note5"/> — an exceptionally appealing child. At the end of August I'm going ''abroad'' for a week <ref name="note6"/>. If I knew whether you would be staying in [[Verbovka]] during September, then I'd love to come at the start of the month. But I know nothing about you.
  
 
I hug you tightly.
 
I hug you tightly.
Line 35: Line 36:
  
 
==Notes and References==
 
==Notes and References==
# {{note|1|[[Letter 4991]] to [[Modest Tchaikovsky]], 26 July 1893}}
+
<references>
# {{note|2|"Rudy" was [[Vladimir Davydov]]'s friend Baron Rudolph Buchshövden}}
+
<ref name="note1">[[Letter 4991]] to [[Modest Tchaikovsky]], 26 July 1893.</ref>
# {{note|3|"Koka" was Tchaikovsky's young cousin, [[Konstantin Litke]]}}
+
<ref name="note2">"Rudy" was [[Vladimir Davydov]]'s friend Baron Rudolph Buchshövden.</ref>
# {{note|4|The [[Symphony No. 6]] in B minor, which Tchaikovsky did eventually dedicate to his nephew}}
+
<ref name="note3">"Koka" was Tchaikovsky's young cousin, [[Konstantin Litke]].</ref>
# {{note|5|Georgy Sofronov (b. 1892), son of his servant [[Aleksey]] by his second wife Yekaterina ("Katya")}}
+
<ref name="note4">The [[Symphony No. 6]] in B minor, which Tchaikovsky did eventually dedicate to his nephew.</ref>
# {{note|6|Tchaikovsky visited [[Hamburg]] from 25 August/6 September to 29 August/10 September 1893, to attend a production of ''[[Iolanta]]'' conducted by [[Gustav Mahler]]}}
+
<ref name="note5">Georgy Sofronov (b. 1892), son of his servant [[Aleksey]] by his second wife Yekaterina ("Katya").</ref>
 +
<ref name="note6">Tchaikovsky visited [[Hamburg]] from 25 August/6 September to 29 August/10 September 1893, to attend a production of ''[[Iolanta]]'' conducted by [[Gustav Mahler]].</ref>
 +
</references>

Latest revision as of 22:51, 27 December 2019

Date 2/14 August 1893
Addressed to Vladimir Davydov
Where written Klin
Language Russian
Autograph Location Klin (Russia): Tchaikovsky State Memorial Musical Museum-Reserve (a3, No. 153)
Publication Жизнь Петра Ильича Чайковского, том 3 (1902), p. 629–630 (abridged)
П. И. Чайковский. Письма к близким. Избранное (1955), p. 546–547 (abridged)
П. И. Чайковский. Полное собрание сочинений, том XVII (1981), p. 155
Piotr Ilyich Tchaikovsky. Letters to his family. An autobiography (1981), p. 549–550 (English translation; abridged)
Notes Original incorrectly dated "3 August" [O.S.]

Text and Translation

Russian text
(original)
English translation
By Brett Langston
3 августа [18]93 г[ода]
Клин

В прошлом письме к Модесту я жаловался, что ты вовсе не хочешь меня знать, а теперь и он замолчал, так что окончательно прервана всякая моя связь с вашей компанией. За что ты на меня сердишься? Иначе, как гневом, трудно объяснить, что ты окончательно пренебрегаешь моим стремлением хоть немножко давать друг другу о себе весточки. Припоминаю, что ты из Виши ежедневно писал весьма охотно, и не только Руде, но и Сане, Коке и т. д. Ну, Руде можно писать каждый день, Сане и Коке раз в неделю, а мне хоть бы раз в месяц. Ей-Богу, я никогда не претендовал на особенные аттенции, но мне просто грустно, что ты до такой степени мало интересуешься мной. Неужели ты подчёркнутый, сугубый эгоист? Впрочем, прости, больше не буду.

Симфония (которую я намеревался тебе посвятить, но теперь раздумываю) подвигается. Я очень доволен её содержанием, — но недоволен или, лучше сказать, не вполне доволен инструментовкой. Все что-то не так выходит, как я мечтал. Мне совершенно будет обычно и неудивительно, если эту симфонию обругают или мало оценят, — ибо не впервой. Но я положительно считаю её наилучшей и в особенности наиискреннейшей из всех моих вещей. Я её люблю, как никогда не любил ни одно из других моих музыкальных чад.

Жизнь моя лишена прелести разнообразия; по вечерам иногда скучаю, но жаловаться нечего, ибо главное дело теперь в симфонии, — а я нигде так работать, как дома, не могу. Большое украшение этой жизни даёт мой крестник — необыкновенно симпатичный ребёнок. В конце августа еду на неделю за границу. Если б я знал, что ты сентябрь останешься в Вербовке, я бы с удовольствием в начале сентября приехал. Но я ничего про тебя не знаю.

Крепко обнимаю.

П. Чайковский

Сегодня ночью у меня увели (украли) корову. Жаль!

3 August 1893
Klin

In my last letter to Modest [1] I complained that you didn't want to know me, and now he is silent, so that all my connections with you and your companions are now utterly broken. Why are you upset with me? In any event it's hard to explain your utter contempt for my attempts to at least exchange a little news with each another. I remember that you wrote from Vichy every day, very willingly, and not only to Rudy [2], but to Sanya, Koka, etc. So you might write to Rudy every day, and to Sanya and Koka [3] once a week, yet to me barely once a month. By God I never claimed to be worthy of special attention, but I'm just sad that you take such little interest in me. Are you a full-fledged egoist? Anyway, I'm no longer sorry.

The symphony (which I had intended to dedicate to you, but now I'm reconsidering) [4] is coming along. I'm very pleased with its content, but dissatisfied, or rather not completely satisfied, with the instrumentation. For some reason it's not coming out as I intended. To me it would be typical and unsurprising if this symphony were torn to pieces or little appreciated, for it wouldn't be for the first time that had happened. But I absolutely consider it to be the best, and in particular, the most sincere of all my creations. I love it as I have never loved any of my other musical offspring.

My life is lacking in colour or variety; in the evenings I'm sometimes bored, but I mustn't complain because the main thing now is the symphony, and I can only work on it at home. My life is greatly enriched by my godson [5] — an exceptionally appealing child. At the end of August I'm going abroad for a week [6]. If I knew whether you would be staying in Verbovka during September, then I'd love to come at the start of the month. But I know nothing about you.

I hug you tightly.

P. Tchaikovsky

Tonight I had a cow taken (stolen). What a shame!

Notes and References

  1. Letter 4991 to Modest Tchaikovsky, 26 July 1893.
  2. "Rudy" was Vladimir Davydov's friend Baron Rudolph Buchshövden.
  3. "Koka" was Tchaikovsky's young cousin, Konstantin Litke.
  4. The Symphony No. 6 in B minor, which Tchaikovsky did eventually dedicate to his nephew.
  5. Georgy Sofronov (b. 1892), son of his servant Aleksey by his second wife Yekaterina ("Katya").
  6. Tchaikovsky visited Hamburg from 25 August/6 September to 29 August/10 September 1893, to attend a production of Iolanta conducted by Gustav Mahler.