Letter 1008

Date 6/18 December 1878
Addressed to Modest Tchaikovsky
Where written Florence
Language Russian
Autograph Location Klin (Russia): Tchaikovsky State Memorial Musical Museum-Reserve (a3, No. 1518)
Publication П. И. Чайковский. Письма к родным (1940), p. 473–474
П. И. Чайковский. Полное собрание сочинений, том VII (1962), p. 519–520

Text

Russian text
(original)
Villa Bonciani
18/6 д[екабря]

Прежде всего. пах валю тебя за то, что. ты не отказался от рецензентсва. Я убеждён, что ты справишься превосходно тем более, что от тебя требуют не больших статей, а газетных, Кратких отчётов. Из этого не следует, что я не считаю тебя способным на большие статьи, — на я хочу сказать, что. твоя служба в «Голосе» не отвлечёт тебя от Коли, от повести и всего остального.

Если бы ты мог себе живо представить Флоренцию такаю, как она сегодня, то ты бы на этот раз серьёзно позавидовал мне. Представь себе, что после нескольких дней самой ужасной погоды, доходившей до того, что вчера вовсе нельзя было выходить из комнаты, сегодня светлый, лучезарный день и тепло так, как бывало иногда только в Сан-Ремо. Все мои окна отворены; я ходил пешком в S[an]-Miniato в одном сюртуке, — ветра ни капельки, — ну просто очарованье. И тем не менее я не в духе! И причиной этого сегодня, кто бы ты думал? — Над[ежда] Филаретовна! Эта баснословно благодетельная для меня женщина выдумала следующее. Уже в нескольких письмах её были намёки, что она хотела бы, чтобы всегда было, как теперь, чтобы всегда она принимала на себя все заботы обо мне. (Ты уже знаешь, что я здесь ничего не плачу, хотя обычную сумму аккуратно 1-го д[екабря] я получил.) Я думал, что это только так говорится. Но сегодня она пишет мне, что решила после Вены в конце января приехать в Париж, и просит меня теперь туда не ехать, и уж если я не хочу ехать в Вену (она мне это предлагала), то чтоб отправлялся теперь в Clarens, а в Париж пожаловал бы к 1-му февраля. Другими словами, ей хочется, чтоб ив Париже я жил не сам по себе, а на нанятой ею и снабжённой всем нужным квартире. Я отвечал, что мне нужно достать матерьялы для оперы в Париже (это правда) и что поэтому я всё-таки поеду теперь в Париж на несколько дней, но затем готов ехать в Кларан и 1-го февраля явиться в Париж. И вот, написавши это, злюсь. Ты скажешь, что я бешусь с жиру. Это правда, но правда и то, что как ни деликатно, ни нежно, а Н[адежда] Ф[иларетовна] всё-таки несколько стесняет мою свободу, и что я с наслаждением отказался бы от её квартир, если б можно было, ибо денег, даваемых ею, мне вполне достаточно для моего благоденствия.

Господи! прости моё прегрешение. Мне жаловаться на Н[адежду] Ф[иларетовну]! Это ужасная подлость!

Не знаю, чем все это кончится, но в Париж 27 числа я во всяком случае поеду и проживу там с неделю, а потому пиши туда.

Как мне завидно было читать, что ты проводишь время с нашими милыми каменскими! Как я бы хотел очутиться на один вечерок с ними, с тобой, с Толей в Hôtel de la Paix. Поцелуй их от меня покрепче. Скажи им, что я получил от Наты Плеской прелестное письмо.

Прощай, мой милый Модя. Нового ничего. Начал оперу!!!! — и довольно удачно. Что за богатый сюжет!

Твой П. Чайковский

Ради Бога, пиши повесть. Поклонись от меня Алине Ивановне, а Колю целую крепко. Не правда ли, Алешин дневник интересен?