Letter 124

Date mid/late December 1868
Addressed to Modest Tchaikovsky
Where written Moscow
Language Russian
Autograph Location Saint Petersburg (Russia): National Library of Russia (ф. 834, ед. хр. 36, л. 11–12)
Publication Жизнь Петра Ильича Чайковского, том 1 (1900), p. 303 (abridged)
П. И. Чайковский. Письма к родным (1940), p. 116–117
П. И. Чайковский. Письма к близким. Избранное (1955), p. 46
П. И. Чайковский. Полное собрание сочинений, том V (1959), p. 147–148
Piotr Ilyich Tchaikovsky. Letters to his family. An autobiography (1981), p. 44–45 (English translation)

Text

Russian text
(original)
Милый друг Модька!

Давно не писал. тебе, друг мой Модоша, но у меня было множество обстоятельств, лишавших меня возможности писать письма, ибо все свободное время я посвящал одной особе, о которой ты, конечно, слышал, и которую я очень, очень люблю. Кстати, скажи Папаше, чтобы он не сердился на меня за то, что я не пишу ему о том, что все говорят. Дело в там, что решительного ещё ничего нет и что когда наступит время и все разрешится так или иначе, я ему первому напишу.

Музыкальные мои дела находятся в следующем положении: на днях выходят из печати две мои фортепьянные пьесы; переложил для 4-х. рук. 25 русских песен, которые тоже печатаются, и инструментую оркестровую фантазию для 5-го концерта Музык[ального] общ[ества]. На днях был концерт в пользу бедных студентов, где в последний раз перед отъездом пела одна особа; на этом же концерте игрались мои «Танцы» с большим успехом, а Рубинштейн исполнил мою новую пьесу, посвященную Арто.

Какие Вы оба подлецы, а уж особенно ты; как это не писать в течение целого месяца или даже больше нн единого слова. Неужели считаться ответами?

По-прежнему продолжаю бывать довольно часто в Артистическом кружке, где я обыкновенно ужинаю. Ах! Если б ты знал, Модька, как меня все любят; я даже не знаю, как благодарить за всю эту любовь. В самом деле, я очень подружился с стариками: Живокини и Садовским. Последний выражает мне свою любовь особенно оригинальным образам: за ужином ему подают большое яблоко; он его тщательно чистит, режет на кусочки и даёт их мне понемногу, приговаривая «Ох, батюшка, ох. голубчик!» Лишь. когда уже последний кусок яблочка съеден, мне позволяется уйти из клуба.

Ещё до сих пор не решил, еду ли в Петербург на праздники; во всяком случае дам знать письмом к милому Папочке дня через 4 или 5.

Крепка поцелуи обожаемого тобою братишку твоего Толю, обними Папочку н Лизавету Михайловну и помни твоего,

П. Чайковского