Letter 130

Date 1/13 February 1869
Addressed to Modest Tchaikovsky
Where written Moscow
Language Russian
Autograph Location Saint Petersburg (Russia): National Library of Russia (ф. 834, ед. хр. 36, л. 13–14)
Publication П. И. Чайковский. Письма к родным (1940), p. 121–122.
П. И. Чайковский. Письма к близким. Избранное (1955), p. 49–50.
П. И. Чайковский. Полное собрание сочинений, том V (1959), p. 154–155
Piotr Ilyich Tchaikovsky. Letters to his family. An autobiography (1981), p. 48 (English translation)

Text

Russian text
(original)
1 февраля 1869 г[ода]

Милый Модинька!

Благодарю тебя за твои довольно частые письма; я очень рад, что ты чувствуешь потребность иногда изливать мне волнующие тебя чувства. Мне не совсем-то нравится их меланхолическое настроение, но я его совершенно понимаю и в твои года испытывал то же самое. Боюсь только, что, отдавшись этим мрачным настроениям, ты перестанешь учиться; а я тебя уверяю, что единственное спасение в душевном горе—это работа. Ты имел несчастье родиться с душою художника, и тебя постоянно будет тянуть в этот мир высочайших духовных радостей, но так как вместе с чуткостью артистической натуры ты не одарён никаким талантом, — то берегись, ради Бога, поддаваться своим влечениям. Помни, что, с другой стороны, ты имеешь все нужные способности, чтобы быть заметным человеком и на том поприще, к которому тебя готовит Училище, — а поэтому умоляю тебя, Модинька, учись хорошенько и привыкай к мысли, что ты должен служить и добиваться на службе карьеры. Если ты, решившись быть разочарованным и меланхолическим юношей, перестанешь учиться или не будешь серьёзно относиться к твоим будущим служебным обязанностями, то сделаешь себя, а потому и всех нас, несчастными. Ну, довольно об этом.

Опера моя прошла очень благополучно; несмотря на пошлейшее либретто, она имела блестящий успех. Меня вызывали 15 раз и поднесли лавровый венок. Исполнена она довольно изрядно; но в первом акте произошла ужасная путаница: тенору два раза делал ось дурно (он перед тем от боли нарывавшего пальца несколько ночей не спал); если б не Меньшикова, которая его поддерживала в своих руках, как маленького ребёнка, то пришлось бы опустить занавес. Вчера я получил несколько благодарственных писем; из коих некоторые я сохраню до нашего свидания. История с Арто разрешилась самым забавным образом; она в Варшаве влюбилась в баритона Падиллу, который здесь был предметом её насмешек, — и выходит за него замуж! Какова госпожа? Нужно знать подробности наших отношений с ней, чтобы иметь понятие о том, до какой степени эта развязка смешна.

Целуй крепко Папашу. У него хотел быть Андрей Петрович Беренс с известнем о моем успехе. Лизавету Михайловну тоже. Скоро пришло весьма крупную сумму денег для Толи, которого поручаю тебе расцеловать. (А рад этому случаю понежничать с братцем?)

П. Чайковский