Letter 1573

Date 29 August/10 September 1880
Addressed to Pyotr Jurgenson
Where written Kamenka
Language Russian
Autograph Location Klin (Russia): Tchaikovsky State Memorial Musical Museum-Reserve (a3, No. 2313)
Publication П. И. Чайковский. Переписка с П. И. Юргенсоном, том 1 (1938), p. 167–168
П. И. Чайковский. Полное собрание сочинений, том IX (1965), p. 249–250

Text

Russian text
(original)
Каменка
29 авг[уста]

Толя привезёт тебе романсы, дуэты, а также исправленные партитуру и 4-ручное переложение «Ромео», па поводу которого у меня к тебе следующая просьба. Потрудись то и другое переслать к Боте и Боку и попроси его, чтобы он сделал новое, исправленное издание увертюры как в виде партитуры и голосов, так и в виде переложения. Конечна, я мог сам бы написать ему; но, во 1-х, ввиду не разъяснившихся прав Бесселя я хорошенько не понимаю, насколько Бессель связывает и меня и Бока, а во 2-х мне бы хотелось, чтобы ты сказал Боку, что увертюра вследствие перемен и сокращения в конце очень много выиграла и сделалась теперь настоящим * chef d'oeuvre (каково самохвальство!); сам это сказать я считаю неловким. Пусть Бок увертюру в новом виде примет в своё исключительное владение как для России, так и для заграницы. Я надеюсь, что по разъяснении прав Бесселя, т. е., лучше сказать, неправ его, ты войдёшь с Боком в соглашение и будешь собственником «Ромео» для России. Как бы то ни было, я пламенно желаю, чтобы увертюра в старом виде, а также 4-х ручное переложение, омерзительно изданное Бесселем, исчезли, а вместо них возродилась бы новая, усовершенствованная увертюра. Кроме перемен я сделал корректуру, исправил все опечатки и переменил заглавие. Кроме того, поставил посвящение Балакиреву, коему она и была первоначально посвящена, но почему-то на изданиях Бока и Бесcеля имя его не попало на заглавный лист. Я очень желаю, чтобы на сей раз Балакирев, по наущению которого я написал «Ромео», не был забыт.

Относительно «Девы» ещё раз скажу, что издание превосходна. Но… всё-таки есть опечатки. Положим, ни одной значительной нет, однако ж уверяю тебя, что я сегодня всю ночь не спал и целый день хожу как убитый только потому, что нашёл кое-какие неточности. Насколько прежде я был безумно равнодушен к опечаткам, настолько теперь я возненавидел и боюсь их. Конечно, теперь уже поздно делать ещё корректуру, ибо, вероятно, печатание совершилось, Но по крайней мере не позволишь ли ты мне приложить к экземплярам список опечаток, как это делается в книгах? Если не поздно ещё, то буду очень утешен, если ты мне это разрешишь и приложишь к изданию печатный список опечаток. А знаешь, отчего произошли все эти последние опечатки? Оттого, что гг. гравёры вместо поправок делают по небрежности новые ошибки. В одном месте я поставил poco piu F — они из этого сделали poco riten. F, вследствие чего произошла бессмыслица, а место очень заметное. В другом месте, в aккоpдe: 1573 ex1.jpg я прибавил к средней ноте ♭, а они поставили его к нижней ноте, и опять вышел вздор. Впрочем, повторяю, важных ошибок нет и в общем издание, отличное. А посвящение Направнику? Оно необходимо, ибо я ему об этом говорил. Отчего ты позабыл его?

Обнимаю тебя, дружище.

П. Чайковский


* Можешь даже наврать, что такое мнение Клиндворта, Рубинштейна и т. д.