Letter 1877

Date 22 October/3 November–24 October/5 November 1881
Addressed to Nadezhda von Meck
Where written Kamenka
Language Russian
Autograph Location Klin (Russia): Tchaikovsky State Memorial Musical Museum-Reserve (a3, No. 752)
Publication П. И. Чайковский. Переписка с Н. Ф. фон-Мекк, том 2 (1935), p. 567–569
П. И. Чайковский. Полное собрание сочинений, том X (1966), p. 250–252

Text

Russian text
(original)
Каменка
22 окт[ября] 1881

11 час[ов] веч[ера]

Милый, дорогой друг! В ту минуту, как сажусь писать Вам, слышу отчаянные завывания ветра; на дворе шесть градусов мороза, и луна освещает совершенно зимний пейзаж, т. е. поверхность земли; покрытую густым слоем снега, лежащего уже несколько дней. Это очень грустно и дурно в хозяйственном отношении. И в Каменке и в Вербовке, но особенно в Вербовке осталось ещё много невыкопанных бураков, которым грозит совершенная погибель. Вот хорошая сторона того, что Вы уже более не хозяйка обширного имения. Сюрпризы, которые природа устраивает самому предусмотрительному хозяину, — уж не могут более приносить Вам неожиданных забот, огорчений и разочарований.

Милый друг! Позвольте Вам сделать откровенно одно маленькое признание. Вчера и сегодня я неспокоен духом; мне как-то неловко и немножко совестно перед Вами, как будто я чем-то провинился, и единственным разрешением этого беспокойного состояния души будет то, что я выскажусь. Мне никогда не совестно принимать все, что Вы мне даёте; в отношении Вас у меня никогда не было, нет и не будет тени того болезненно щекотливого чувства, которым страдают люди в отношении тех, кому они чрез меру обязаны. Это происходит оттого, что Вы в моих глазах выше общечеловеческого уровня; Вы моё провидение, моя опора, мой друг в высшем, идеальном значении слова.

Но мне стыдно за своё малодушие, за то, что Вами же наделённый свыше меры всеми благами вполне свободного человека, я Вам же так долго и упорно жаловался на тягость труда, предпринятого из нужды (которой быть не может и не должно), — что Вы захотели даже и от этой, в сущности, совершенно мной заслуженной неприятности меня избавить. Выходит, что как бы то ни было, — но я злоупотребил Вашей дружбой и добротой. Итак, во 1-х, простите меня, во 2-х, мне хочется сказать Вам, что я неуклонно и твёрдо решил перестать, наконец, ребячески нерасчётливо расточать деньги; в 3-х, хочу просить Вас впредь тогда только переходить за пределы моего бюджета, когда я Вас о том попрошу. Поверьте, что, если действительно будет нужда, нисколько не стеснюсь просить Вашей помощи, но надеюсь, что нужды больше не будет, ибо ни в каком случае не должно её быть. В 4-х же, ещё, ещё и ещё хочется сказать Вам спасибо, родная моя, за все, за все!

Вот я и облегчил свою душу. Я остаюсь ещё неделю в Каменке, т. е. до конца месяца. Буду до отъезда просматривать некоторые корректуры, а засим решительно расстаюсь с Бортнянским. Знаете ли, друг мой, что, если б не Вы, мне пришлось бы ещё несколько месяцев напрягать свои силы над этой работой. Конечно, сил у меня бы хватило, — но чего бы мне это стоило! Теперь я уже сделал распоряжение, чтобы по моим указаниям было сделано все, что остаётся сделать.


24 окт[ября]

У нас здесь продолжается зима. Сегодня приехал Лев Васильевич и рассказывает, что в Киеве установился превосходный санный путь. Там, в семействе их, происходят спешные приготовления к свадьбе, которая состоится 4-го числа. Жених Веры уехал в Петербург по делам Вел[икого] кн[язя] Конст[антина] Ник[олаевича]. За два дня до свадьбы он вернётся, а 4-го вечером молодые уезжают в Орианду, откуда на другой же день с В[еликим] К[нязем] отправляются за границу. Здоровье сестры моей порядочно. Её поглощают теперь заботы о приданом, и возбуждённое состояние нервов заставляет забывать болезнь или, по крайней мере, мало обращать на неё вниманья. Но мы боимся, чтобы по завершении всех этих хлопот свадьбой она бы не разболелась. Племянница Таня тоже на ногах. Увы, обе они всё-таки не обходятся без морфина!

Я все ещё не могу решительно сказать, когда попаду в Италию, т. е. прямо ли из Киева поеду за границу, или придётся всё-таки заехать в Москву. Во всяком случае, скоро буду в Ваших странах. По получении этого письма прошу Вас, милый друг, не писать мне, пока не уведомлю Вас. Очень желал бы следующее письмо Ваше получить, находясь уже в одном с Вами городе. Из Киева, повидавшись с своими и с братом Анатолием, который собирается быть на свадьбе, я напишу Вам о дне моего выезда и о том, когда буду во Флоренции, где хочу несколько остановиться. Отсюда я выезжаю 31-го числа, дабы несколько дней до свадьбы провести в семье сестры.

Желаю Вам, дорогой друг, всевозможных благополучии и здоровья прежде всего. Надеюсь, что Вы хорошо себя чувствуете во Флоренции. Я довольно живо представляю себе место, в котором находится Ваша вилла.

Беспредельно преданный,

П. Чайковский