Letter 188

Date between 10/22 and 18/30 April 1870
Addressed to Lev Davydov
Where written Moscow
Language Russian
Autograph Location Saint Petersburg (Russia): National Library of Russia (ф. 834, ед. хр. 19, л. 1–2)
Publication П. И. Чайковский. Письма к близким. Избранное (1955), p. 64
П. И. Чайковский. Полное собрание сочинений, том V (1959), p. 211–212
Piotr Ilyich Tchaikovsky. Letters to his family. An autobiography (1981), p. 62 (English translation)

Text

Russian text
(original)
Милый Левушка!

Очень я был рад получить твои милые каракульки; от них веет чем-то особенно милым, чем-то южно-весенним, тёплым и чистым. Говорю это без всяких комплиментов; ты и Саша и Ваши дети имеете особенное свойство возбуждать во мне разные хорошие чувства, и каждое соприкосновение с Вами освежительно действует на мою душу.

Очень желал бы я, чтобы ты приобрёл Ребедайовку или какое бы то ни было другое пепелище; это было бы для Вас приятно, — а для меня источник всевозможных наслаждений. Я до смерти люблю деревенскую жизнь и Вас, но в Каменке я как-то не чувствую себя дома, чего бы не было, если б приходилось жить в Вашем именье.

Про мою жизнь сказать особенного нечего; так же занят много в Консерватории, так же пописываю, как и прежде. Начал сочинять оперу на сюжет трагедии Лажечникова «Опричники»; едва только несколько сцен написал, По временам по-прежнему на [ме]ня нападает невыразимая хандра, которая, впрочем, не мешает мне работать, — напротив, в занятиях я нахожу для неё наилучшее противуядие.

Летом, вероятно, съезжу за границу, и мне по этому поводу очень грустно думать, что я не проведу каникул у Вас но, впрочем, у Вас, кажется, и места нет, так как все семейство, кажется, съедется.

В последнее время было такое множество концертов, что мне все не приходилось побывать ни у П[етра] В[асильевича], ни у В[асилия] В[асильевича]. Последний был очень сильно болен, — но теперь, кажется, поправляется.

Очень меня беспокоит Модест; не могу привыкнуть к мысли, что ему придётся теперь жить более или менее самостоятельно. Насколько я уверен, что Толя будет сильно работать, Чтоб добиться порядочного положения, настолько же меня Страшит Модест. Мне кажется, что это будет какая-то неудавшаяся личность, хотя и не лишённая интереса.

Отчего ты не пишешь подробно об интересном положении Саши? Здорова ли она, милая, добрая наша Саня?

Крепко обнимаю тебя, милый Левочка; расцелуй Сашу и детей.

Твой П. Чайковский