Letter 1936

Date 16/28 January–20 January/1 February 1882
Addressed to Nadezhda von Meck
Where written Rome
Language Russian
Autograph Location Klin (Russia): Tchaikovsky State Memorial Musical Museum-Reserve (a3, No. 766)
Publication Жизнь Петра Ильича Чайковского, том 2 (1901), p. 511–512 (abridged)
П. И. Чайковский. Переписка с Н. Ф. фон-Мекк, том 2 (1935), p. 17–18
П. И. Чайковский. Полное собрание сочинений, том XI (1966), p. 27–28

Text

Russian text
(original)
16/28 янв[аря] 1882

Милый, дорогой друг! Я только что получил присланную Вами брошюру, которую прочёл с удовольствием, ибо она написана тепло и полна сочувствия к России и русским. Но не могу не. заметить, что, как средство против нигилизма, — она не имеет никакого значения. Автор говорит с нигилистами таким языком, которого они понять не могут, точно так же, как никакие меры убеждения не могут тигра превратить в овцу или заставить какого-нибудь кровожадного людоеда Новой Зеландии полюбить ближнего христианскою любовью. Всякий «нигилист», прочтя добродушное к нему обращение автора, скажет ему приблизительно следующее: «Любезнейший, всё, что вы говорите о бесплодности наших убийств и взрываний на воздух, говорили нам на все лады тысячи проповедников, газет, брошюр и книг; мы знаем также, что Людовик XVI был добрый король, а Александр II добрый царь, освободивший крепостных крестьян, — и всё таки мы останемся теми же убийцами и взрывателями, ибо наше призвание убивать, взрывать во имя идеи всяческого истребления и ослабления существующего порядка вещей».

Читали ли Вы, друг мой, последний том труда Тэна о революции? Никто так превосходно не делал характеристики бессмысленно тупых, крайних анархистов и революционеров, как этот писатель. Многое из того, что говорит Тэн о французах 1793 г[ода] и о значении ничтожной шайки анархистов, совершавших неслыханные преступления в виду огромного большинства нации, поражённой удивлением и бессильной остановить их гнусную деятельность, — все это совершенно применимо и к нашим нигилистам.

Автор брошюры говорит много непреложных истин и говорит их хорошо, — но ничего нового он не высказал. Что касается его попытки убедить нигилистов, — то она совершенно тщетная. Нигилистов нужно истреблять, другого средства против этого зла нет.


20-го января

Посылаю Вам, дорогой друг, мою карточку. Модест говорит мне, что она неудачна, т. е. что я имею на ней выражение хищное и почти кровожадное, — но если так, то вина не фотографии, которая очень хороша (тот же Schemboche, у которого и Ваши снимались), а моя. Я не умею позировать, волнуюсь, и в мускулах щёк происходит какая-то судорога, вследствие чего я и вышел более толстым, чем в самом деле. Прилагаю также карточку Модеста с Колей. На будущей неделе я вышлю мои портреты всем Вашим. Простите, милый друг, что фотография вышла неудачна, — но я три раза ходил пересниматься, и всё выходит не так, как следует.

Ваш бесконечно Вас любящий,

П. Чайковский