Letter 216

Date 25 November/7 December 1870
Addressed to Vasily Bessel
Where written Moscow
Language Russian
Autograph Location Moscow (Russia): Glinka National Museum Consortium of Musical Culture (ф. 42, No. 220)
Publication К новым берегам (1923), No. 2, p. 42–43
П. И. Чайковский. Полное собрание сочинений, том V (1959), p. 241–242

Text

Russian text
(original)
Москва. 25 ноября 1870 г[ода]

Любезнейший Василий Васильевич!

Скажу Вам откровенно, что Ваш поступок относительно Юргенсона мне весьма не нравиться. Вы знали очень хорошо, уговариваясь [с] А. Рубинштейном, что им уступлены были Юргенсону, кроме персидских песен, ещё 12 по его собственному выбору; следовательно, право на печатание принадлежавших Юргенсону романсов Вы покупать у Руб[инштейна] не могли. Очевидно, последний или забыл о данном Юргенсону позволении, или же подразумевал его.

Вы сами говорит в письме к Юргенсону (к[ото]рое я читал), что А. Руб[инштейн] человек безусловно честный; следовательно, унижаете его, полагая, что за небольшую сумму денег он в состоянии нарушить данное слово. Ю[ргенсон] действительно затянул несколько издание 12 ром[ансоа], но Вы об этом можете только сожалеть, а не прибегать к юридическим ухищрениям. Впрочем. и с юридической стороны он неуязвим. В ту минуту, когда Руб[инштейн] продавал Вам свои сочинения, он уж не имел права собственности на отданные романсы, а следовательно, не мог и продавать их. Если дело дойдёт до суда, то поверьте, что Вы останетесь в накладе, да кроме того, причините неудовольствие Рубинштейну, к[ото]рого, разумеется, по требуют в качестве свидетеля, где, конечно, он подтвердит своё слово. Вы вероятно, слышали о характере Юргенсона; он не пойдёт ни на какие сделки, твёрдо уверенный в своём праве. Итак, советую Вам по-дружески не печатать выбранные Ю[ргенсоном] романсы. Я же не соглашусь делать для Вас переводы и по 1 р[убль] за строчку, если Вы не измените Ваши намерения. Вы, конечно, ничего от этого не теряете, но я считаю долгом объяснить Вам, на каком основании я не соглашаюсь принять участие в деле, которое считаю недобросовестным. Я убеждён, впрочем, что подумав хорошенько, Вы измените свой взгляд на все это дело. Что касается «Дон-Кихота», то он только что прислан и расписывается на партии. Как только партитура будет в моих руках, я приступлю к аранжементу.

Прощайте. Надеюсь, что Вы не сердитесь на мою откровенность; остаюсь во всяком случае готовый к услугам Вашим.

П. Чайковский

Если будете писать мне, то пришлите афишку балакиревских концертов. 4-х ручная соната ещё не готова. Губерт кланяется.