Letter 2593

Date 14/26 November 1884
Addressed to Nikolay Konradi
Where written Davos
Language Russian
Autograph Location unknown
Publication П. И. Чайковский. С. И. Танеев. Письма (1951), p. 267
П. И. Чайковский. Полное собрание сочинений, том XII (1970), p. 486–487
Notes Manuscript copy in Klin (Russia): Tchaikovsky State Memorial Musical Museum-Reserve

Text

Based on a handwritten copy in the Klin House-Museum Archive, which may contain differences in formatting and content from Tchaikovsky's original letter.

Russian text
(original)
Давос
14 ноября 1884

Милый, дорогой мой Николаша!

Вот уж трое суток, что я здесь живу и до сих пор не могу прийти в себя от чувства изумления, от необыкновенности и странности этой местности. Мы находимся на высоте пяти тысяч футов от поверхности моря; ехать сюда нужно более восьми часов по мрачным горным ущельям; по временам голова кружится в виду пропасти, около которой едешь, и вдруг въез-жаешь в целый городок, состоящий из гостиниц и магазинов, освещённых газом. Мороз как в России в январе; огромное множество людей, одержимых чахоткой, снуёт по всем направлениям, катается на санках или на коньках, поднимается на вершины гор и, по-видимому, наслаждается жизнью. Утром и вечером порядочный оркестр исполняет целые концерты то на воздухе, то в зале; есть театр, в коем я был и остался доволен, а вчера в зале главной огромной гостиницы какой-то г. Радецкий читал публичную лекцию об историческом развитии музыки. (Скажи это Моде). Говорят, что люди совсем здоровые нехорошо себя здесь чувствуют. Сначала я этому не поверил, но теперь верю, ибо вчера целый день был нездоров и страдал такой ужасной мигренью с тошнотой и рвотой, какой у меня давно не было. Вообще чувствую себя не по себе и с болезненным нетерпением ожидаю минуты выезда, которая наступит не ранее будущего воскресенья (18 ноября). Что касается Котека, то хотя он на вид здоров, — но чем больше я наблюдаю за ним, тем более убеждаюсь, что положение его очень серьёзно и что вряд ли он в одну зиму может поправиться.

Я ещё не решил, куда отсюда поеду; хотел на несколько дней в Париж съездить, — но боюсь, что меня при возвращении подвергнут карантину, и потому не могу ни на что решиться. Во всяком случае скоро возвращусь в Россию. А покамест целую тебя, голубчик! Обними за меня Модю.

Твой П. Чайковский

Котек тебе очень кланяется.