Letter 286

Date 15/27 January 1873
Addressed to Vladimir Stasov
Where written Moscow
Language Russian
Autograph Location Saint Petersburg (Russia): National Library of Russia (ф. 738, No. 343, л. 1–3)
Publication Русская мысль (1909), No. 3, p. 102–103
П. И. Чайковский. Полное собрание сочинений, том V (1959), p. 298–299

Text

Russian text
(original)
Москва. 15-го января 1873 г.

Многоуважаемый Владимир Васильевич!

Простите, что несколько замешкался ответом и выражением искреннейшей благодарности за Ваше столь милое и дорогое для меня письмо. Про чтя его, я внезапно разгорелся ко всем трем предлагаемым Вами сюжетам разом, — и нужно было несколько обождать, чтобы первый пыл прошёл и выяснилось моё предпочтение к одной из трёх программ. Я припомнил, насколько мог, «Айвенго», пере чел «Бурю» и «Тараса Бульбу», и теперь мой выбор решен, — я останавливаюсь на «Буре». За «Тараса» же не теряю надежды приняться когда-нибудь впоследствии; в настоящее время эта задача представляется мне слишком трудной, да к тому же, только что написав оперу на русский сюжет и симфонию с русским оттенком, я более нас троен соорудить нечто иностранное. Итак, выбираю «Бурю», принимаю Вашу канву и отныне же начну понемногу измышлять темы и форму. Но одно обстоятельство меня смущает, и я бы весьма был рад, если б Вы потрудились мне разъяснить его. Нужна ли в «Буре» буря? т. е. потребно ли изображение разъяренных элементов в увертюре к сочинению, где именно это побочное обстоятельство послужило исходным пунктом всего драматического действия. Не странно ли в симфоническом сочинении, служащем иллюстрацией к «Tempest», обойтись без бури? Если буря Нужна, то где, в начале или середине? Если же её не нужно, то не назвать ли увертюру «Мирандой»? Я чувствую, что все это пустяки, о которых и говорить не стоит, и Вы будете смеяться над моим недоумением, — но я нуждаюсь в Вашем совете, чтобы, вполне успокоившись насчёт плана, Приняться за самую музыку. Итак, если случится свободная минутка, будьте до конца добры и напишите мне слова два.

Исполнение моей симфонии не состоялось по случаю смерти Елены Павловны; оно предстоит на днях, и я очень волнуюсь и несколько побаиваюсь за её трудности. Как только она будет сыграна, я пришлю её Бесселю для передачи сначала Балакиреву, желавшему её просмотреть, а потом в распоряжение столь обязательной Н. Н. Римской-Корсаковой. Потрудитесь при свидании очень ей поклониться, а также и милому супругу ее, успеху которого я искренно радуюсь.

Прощайте, добрейший. Владимир Васильевич; ещё раз благодарю Вас.

Преданный Вам
П. Чайковский