Letter 2988

Date 28 June/10 July 1886
Addressed to Nadezhda von Meck
Where written Maydanovo
Language Russian
Autograph Location Klin (Russia): Tchaikovsky State Memorial Musical Museum-Reserve (a3, No. 974)
Publication Жизнь Петра Ильича Чайковского, том 3 (1902), p. 117 (abridged)
П. И. Чайковский. Переписка с Н. Ф. фон-Мекк, том 3 (1936), p. 425–426
П. И. Чайковский. Полное собрание сочинений, том XIII (1971), p. 383–384

Text

Russian text
(original)
28 июня 1886
с[ело] Майданово

Милый, дорогой друг мой!

Меня весьма обрадовало, что на заголовке письма Вашего стоит Гуpьево. Если Вы выехали из Плещеева, значит, что, слава Богу. Вы совершенно здоровы. Грустно только было узнать из Вашего письма, что симпатичная Александра Карловна нехорошо себя чувствует.

С Léo Delibes я не виделся, и потому не могу отвечать на вопрос Ваш. Он был у меня, но не застал дома и оставил карточку с самой лестной надписью. На другой день я пошёл к нему и тоже не застал его. Затем мы должны были видеться в Консерватории, куда меня на фортепианный экзамен пригласил А. Тhоmas, но какое-то заседание Академии помешало ему явиться. Таким образом, Delibes очаровал меня своей любезностью (которую я ценю особенно, ибо после Бизе считаю его самым талантливым французским музыкантом), не видав меня.

Я виделся с Соlоnne несколько раз. Он был в отношении меня весьма любезен и между прочим выразил желанье устроить концерт из моих сочинений и просил меня послать ему в Aix-les-Bains несколько новых моих партитур, дабы в течение лета установить программу. При этом он постоянно жаловался на свою бедность и на страшную конкуренцию (concurence terrible) Lamoureux. Mackar говорил мне, что в этих словах заключается намёк на взятку и что Colonne вообще пользуется репутацией очень небескорыстного деятеля.

Что касается Lamoureux, то он тоже рассыпался в любезностях и надавал множество обещаний. Так как он вовсе не интересовался «Манфpeдом», то я и не начинал об этом разговора.

Относительно вопроса, вспоминает ли Виардо Тургенева, скажу Вам, что не только вспоминает, но почти всё время мы о нем говорили, и она подробно рассказывала, как они вместе писали «Песнь торжествующей любви». Писал ли я Вам, милый друг, что я провёл 2 часа у Виардо в перелистывании подлинной партитуры Моцарта («Дон Жуан»), которую ещё лет 30 тому назад муж Виардо случайно и очень дёшево приобрёл. Не могу выразить чувства, которое охватило меня при просмотре этой музыкальной святыни! Точно будто я пожал руку самого Моцарта и беседовал с ним. Поля Виардо я не видел; его не было в Париже. Брандуков с своей сожительницей окончательно разошёлся, но она живёт на его счёт в Германии.

Я очень доволен и счастлив, что нахожусь у себя. Принялся очень энергически за работу, но решил отныне вообще работать не так упорно, а именно, после своего обеда и большой прогулки я уж ничего не делаю, кроме чтения, писания писем и т. д. По крайней мере, летом я хочу не насиловать и не утомлять себя, подобно тому, как я делал, напр[имер], в прошлом году, сочиняя «Манфреда». Слава Богу, наступили тёплые дни. Дай Вам Бог здоровья и всякого благополучия, дорогая моя!

Ваш до гроба,

П. Чайковский