Letter 366

Date 19/31 October 1874
Addressed to Vasily Bessel
Where written Moscow
Language Russian
Autograph Location Moscow (Russia): Russian National Museum of Music (ф. 42, No. 251)
Publication Советская музыка (1938), No. 6, p. 41–42
П. И. Чайковский. Полное собрание сочинений, том V (1959), p. 369–370

Text

Russian text
(original)
Москва. 19 октября

Любезный друг!

Я нисколько на тебя не сердит, да и не за что. Об опере оттого ничего не писал, что неловко мне казалось об этом кому бы то ни было говорить. Тем не менее теперь это до такой степени сделалось известным, что я считаю излишним скрываться от тебя. Опера вполне кончена, но клавираусцуг ещё не сделан. Я просидел не вставая все лето, полагая, что срок конкурса 1-го января; оказывается, что нужно ждать решения до будущего ноября. Ты знаешь, что, как оказалось, право на печатание принадлежит дирекции Муз[ыкального] общ[ества], поэтому я ничего не могу тебе обещать. Да, впрочем, ещё получу ли я премию? Это ещё вопрос. Во всяком случае, говорить об этом преждевременно. Деньги от тебя я получил и очень сожалею, что уже теперь ничего не могу содрать с тебя. Я страшно запутался в своих счётах и готов был бы, как Митрофания, на всякие подлоги, лишь бы достать денег. Увы! кроме сомнительного получения премии, ничего не имею в виду.

Если я не ошибаюсь, за тобой теперь осталось очень немного. Прошу тебя послать мне на оставшиеся деньги 12 кабинетных я 12 маленьких моих карточек от Лоренса. Потрудись устроить это поскорее.

В театре я не имею никакого значения, и ты напрасно думаешь, что моё покровительство Мертену чего-нибудь стоит. Дело в том, что он себя очень дурно поставил, и его ни в грош не ставят. Место Шрамека, вероятно, займёт Гербер. Впрочем, я непременно поговорю о нем с Савицким, от которого все зависит. Ты весьма ошибаешься. думая, что постановка «Опричника» зависит от Мертена; она зависит от Савицкого и Гербера. Если б я не считал бесчестным лишать тебя разовых, то энергически бы воспротивился этой постановке. Не жди ничего хорошего от здешней нищенски-жалкой оперы. Хоры ужасны; оркестр будет балетный. певцы, кроме Кадминой, отвратительны, — словом, кроме позора, ничего не может быть.

Касательно того, чтоб Мертен остался на прежнем месте, я буду очень просить; это, кажется, возможно.

Стасов мне писал, что ты издаёшь разные новые сочинения кружка; когда будут готовы, пришли непременно мне. Здесь тебе все немилосердно ругают за страшные цены на мои сочинения. Не выгоднее ли удешевлять их? было бы больше покупателей. Я убеждён, что ни один черт не купил «Опричника». Будь так добр, узнай, кто пишет ещё «Вакулу»? Очень может быть, что буду как-нибудь в Петербурге.

Пожалуйста, ответь мне на это письмо и не позабудь о карточках.

Твой, П. Чайковский