Letter 396

Date 22 March/3 April 1875
Addressed to Vasily Bessel
Where written Moscow
Language Russian
Autograph Location Moscow (Russia): Russian National Museum of Music (ф. 42, No. 254)
Publication Советская музыка (1938), No. 6, p. 45–46
П. И. Чайковский. Полное собрание сочинений, том V (1959), p. 399–400

Text

Russian text
(original)
22 марта Москва.

Милый друг!

Чтобы покончить все недоразумения, я скажу тебе прямо, что «Вакулу» отдать тебе не могу по причинам, о которых я достаточно тебе говорил при свидании. Хотя я просил тебя освободить меня от щекотливого ощущения человека, не исполнившего своё обещание, — но теперь ещё раз прошу о том же. Если я решаюсь так действовать, то это потому, что за все твои дружеские услуги я считаю тебя достаточно удовлетворённым «Опричником». Я знаю, что ты не приобрёл в нем золотой мины, — но во всяком случае и убытка не потерпел. Если бы последнее случилось, если б ты принёс ради меня какие-нибудь жертвы, то я бы, вероятно, постарался вознаградить тебя «Вакулой»; но так как я льщу себя надеждой, что этого не было, то не могу не отдать в настоящем случае предпочтения Юргенсону, который сделается моим смертельным врагом, если моя вторая опера уйдёт из его рук. Он ничем не заслужил, чтоб я нанёс ему кровную обиду. Ты говоришь, что твой брат задался мыслью издавать все русские оперы; Юрг[енсон] гораздо скромнее: он желает только моих опер, и из Вас двух он потерял бы больше, если б я не ему отдал «Вакулу». Впрочем, очень может быть, что именно ты-то. и выигрываешь теперь, не получая этой оперы; ещё, Бог знает, получит ли она премию; Бог знает, попадёт ли на сцену; Бог знает, стоит ли она того, чтоб издатель мог считать выгодным для себя её приобретенье. Во всяком случае, — ведь это не последняя моя опера, а только вторая.

Я знаю, что наношу тебе маленькую неприятность этим письмом, и поверь, что это мне очень неприятно. Но так как я неизбежно должен был навлечь на себя неудовольствие того или другого из моих издателей, то я к этому приготовлен и надеюсь, что со временем ты сам согласишься, что я не мог иначе посту пить. Из двух зол я выбрал меньшее. Я тебе скажу прямо, что, хотя я совершенно доволен всеми твоими издательскими отношениями со мной, но Юргенсону я обязан гораздо больше, чем тебе. Было много случаев, когда он выручал меня в ущерб своим интересам. Я бы очень желал, чтобы, несмотря на твою враждебность к Юрг[енсону], ты бы легко помирился с тем обстоятельством, что я нашёл себя вынужденным в настоящем случае отдать ему предпочтение. Я бы желал, чтобы мы оставались по-прежнему друзьями и чтобы ни наши личные, ин деловые отношения нисколько не изменились.

Романсы я тебе выслал вместе с корректурой. Так ли я выставил op.? Должно стоять 25; не соврал ли я?

Твой, П. Чайковский

P. S. Ещё я хотел тебя спросить, намерен ли ты печатать партитуру моей второй симфонии? Юргенсон теперь печатает разом партитуру и клавираусцуг первой, а между тем она гораздо слабее второй. Это меня очень интересует, и признаюсь, что я буду в обиде, если ты этого не сделаешь. К тому же я обещал Стасову оригинал для Публичной библиотеки. Есть ли у тебя копия?

П. Ч.

Ещё прими в соображение, что, отдав тебе романсы за ту цену, которую я взял, я добровольно лишил себя значительной суммы, ибо Юргенсон совершенно серьёзно и положительно предлагал мне вдвое с тем, чтоб все отдавать ему.


Я, нижеподписавшийся, даю сию расписку в том, что получил от Василия Васильевича Бесселя (150) сто пятьдесят рублей серебром за проданные ему мною шесть романсов, ор. 25.

Пётр Чайковский
22 марта 1875 г[ода] Москва.