Letter 725

Tchaikovsky Research
Jump to: navigation, search
Date 12/24 January 1878
Addressed to Pyotr Jurgenson
Where written San Remo
Language Russian
Autograph Location Klin (Russia): Tchaikovsky State Memorial Musical Museum-Reserve (a3, No. 2182)
Publication Жизнь Петра Ильича Чайковского, том 2 (1901), p. 87–88
П. И. Чайковский. Переписка с П. И. Юргенсоном, том 1 (1938), p. 28–29
П. И. Чайковский. Полное собрание сочинений, том VII (1962), p. 41–42

Text and Translation

Russian text
(original)
English translation
By Brett Langston
Четверг, 24/12 янв[аря] 1878.
Милый друг!

Я уже писал тебе о своей симфонии, но мне хочется еще раз тебе сказать, что я чрезвычайно желаю, чтобы клавираусцуг этой вещи был сделан безукоризненно хорошо. Я не только не желаю никакого гонорара, но готов сам приплатить сколько угодно, т. е. сколько могу, дабы эта симфония была хорошо переложена, хорошо напечатана, а главное, хорошо корректирована. Реши сам, кому предложить клавираусцуг, но только одному из двух: или Клиндворту, или Танееву; и тому, и другому нужно дать хороший гонорарий, но первому, вероятно, больше, чем второму. Словом, приложи, о мой милый издатель, все старанья, чтобы симфония была издана на славу.

Я также убедительно прошу тебя взять для печатания мою оперу «Евгений Онегин». Опера эта написана совсем в особенных условиях. Я не желаю хлопотать о постановке ее на большой сцене; вообще ей не предстоит блестящая сценическая судьба: поэтому я с тебя не возьму за нее ничего, и сумма, занятая мной у тебя, так сказать, под залот следующей оперы 2 года тому назад, будет по-прежнему моим долгом, который я выплачу или посредством новой оперы (т. е. той, к[ото]рая будет написана после «Онегина») или другими сочинениями. Итак, я желаю, чтоб ты ее печатал, и притом чем скорее, тем лучше. Часть клавираусцуга готова, и ты можешь велеть снять копию с нее в Консерватории. Остальная часть будет готова через месяц. Если ты примешься печатать в скором времени, то прежде отдай клавираусцуг Танееву и по проси его от моего имени переделать все, что у меня вышло неудобно и нефортепьянно. Я даю ему полную свободу изменять и переделывать переложение как угодно.

Опера это может тебе принести когда-нибудь выгоду, ибо в ней есть много арий, которые могут иметь ход при благоприятных условиях. Пожалуйста, дружище, не откажи мне в этой услуге. Не хочешь ли знать мои счеты с тобой; у меня хранится записочка. По расчету, сделанному в прошлом учебном году (кажется, в ноябре 1876 г.), я оставался тебе должным 250 р[ублей]. Было после того забрано 25 р[ублей], 25 р[ублей], 10 р[ублей], 5 (за пересылку нот) и нынче (Бочечкарову) 100. Ты мне должен что-то за пиэсы, печатавшиеся на счет M[ada]me Мекк. Кроме всего этого, 500!!! Сумма изрядная. Так ли?

Твои, П. Чайковский
Thursday, 24/12 January 1878.
Dear friend!

I've already written to you about my symphony, but I want to tell you once again that I am exceptionally keen that the piano reduction of this work should be done impeccably. Not only do I not want any payment, but I am prepared to pay whatever is necessary so that his symphony will be well arranged, well printed, and above all, well corrected. Decide for yourself who to engage for the piano reduction, but it can be only one of these two: either Klindworth or Taneyev, and whichever ought to be given a decent fee, but the former probably more than the latter. In short, my dear publisher, make every effort to ensure that this symphony is published in all its glory.

I also earnestly request you to take on the printing of my opera "Yevgeny Onegin". This opera was written in wholly exceptional circumstances. I'm not concerned about having it produced on a large stage; in general it's not destined to have a brilliant theatrical fate, and because of this I will take nothing from you; the amount of business I've had with you since my opera 2 years ago, shall stand as collateral, as they say, and I shall make good the debt either with a new opera (i.e. that written next after "Onegin") or with other compositions. And so I would like you to print it, moreover, the sooner the better. Part of the piano reduction is ready, and you could organise with the Conservatory to have it copied. The remaining part will be ready within a month. If you propose to print it in short order, then first give the piano reduction to Taneyev and ask him on my behalf to redo everything I have that is inconvenient and unpianistic. I give him complete freedom to modify and redo whatever he wishes.

This opera will be of benefit to at some point, because it has many arias which could go far if the circumstances are favourable. Please, my friend, do not refuse me this service. Should you need to check my account with you, I have kept a record. According to my calculations, in the last academic year (in November 1876, I think), I still owed you 250 roubles. After this I took a further 25 roubles, 25 roubles, 10 roubles, 5 (for sending music), and now (to Bochechkarov) 100. You owe me something for the pieces that were printed at Madame Meck's expense. And 500 apart from all that!!! A fair amount, isn't it?

Yours, P. Tchaikovsky