Letter 102

Date 31 August/12 September 1867
Addressed to Anatoly Tchaikovsky
Where written Moscow
Language Russian
Autograph Location unknown
Publication Жизнь Петра Ильича Чайковского, том 1 (1900), p. 278 (abridged)
П. И. Чайковский. Письма к родным (1940), p. 98–99
П. И. Чайковский. Письма к близким. Избранное (1955), p. 35 (abridged)
П. И. Чайковский. Полное собрание сочинений, том V (1959), p. 121–122
Piotr Ilyich Tchaikovsky. Letters to his family. An autobiography (1981), p. 33 (English translation; abridged)
Notes Manuscript copy in Klin (Russia): Tchaikovsky State Memorial Musical Museum-Reserve

Text

Russian text
(original)
31 августа.

Сейчас возвратился от Островского и получил твоё письмо, присланное с Тевяшевым. В Москве нашел всех по-прежнему; дела покамест никакого нет, а потому шляюсь целый день по Консерватории и по городу без всякой цели. Ларош теперь живёт очень далеко, у Катков а (на даровой квартире); они очень сошлись, и Ларош от своего нового друга в восторге. Островский продолжает меня надувать; в Петербурге я прочел в газетах, что он окончил моё либретто, но это оказалось совершенно ложною вестью, насилу добился от него половины старого акта. Теперь занят покупкою огромного стола и вообще лучшим устройством своей комнаты, дабы иметь возможность с у довольствием сидеть дома и прилежно заниматься оперою. В течение зимы я хочу непременно её окончить. Представь себе, что, к стыду моему, я у Вас[илия] Вас[ильевича] до сих пор не был. Вечером вчера был на именинах у Дюбюка и был немножко пьян. Мне очень досадно, что в эту минуту Я решительно не в состоянии при слать Вам денег: я сам не имею ни одной копейки и до 1-го октября не вижу никаких средств откуда-нибудь их получить. В крайнем случае обращайся, пожалуйста, к Апухтину, если же это тебе не нравится, то напиши мне, согласен ли ты, чтобы я написал Адамову дать Вам взаймы до 1-го октября небольшую сумму, это устроить легко; к тому времени я и сам буду в состоянии за Вас заплатить.

Про себя. покамест решительно нечего говорить, разве то, что я к Москве, должно быть, очень привык, потому что она далеко мне не так ненавистна, как в это же время в прошлом году. Обедать я буду по-прежнему у Альбрехта с 2-го сентября, а покамест живу, как птица небесная; два вечера сряду провел в Английском клубе. Что за прелесть этот клуб; вот бы быть членом, да дорого стоит.

Целую тебя. Пиши. Модесту кланяйся и скажи, чтобы писал, а не пьянствовал.