Letter 118

Date 10/22 September 1868
Addressed to Anatoly Tchaikovsky
Where written Moscow
Language Russian
Autograph Location unknown
Publication Жизнь Петра Ильича Чайковского, том 1 (1900), p. 297–298 (abridged)
П. И. Чайковский. Письма к родным (1940), p. 109–110
П. И. Чайковский. Письма к близким. Избранное (1955), p. 41–42
П. И. Чайковский. Полное собрание сочинений, том V (1959), p. 139–140
Piotr Ilyich Tchaikovsky. Letters to his family. An autobiography (1981), p. 40 (English translation)
Notes Manuscript copy in Klin (Russia): Tchaikovsky State Memorial Musical Museum-Reserve

Text

Based on a handwritten copy in the Klin House-Museum Archive, which may contain differences in formatting and content from Tchaikovsky's original letter.

Russian text
(original)
10 сентября

Милый Толинька! Благодарю за твоё письмо и извиняюсь, что долго откладывал ответ. И я тебе в кратких, но точных словах расскажу, что со мной было со дня нашей разлуки.

В день приезда в Москву (где все были рады мне) я напился пьян на обеде, данном Рубинштейном; как в этом простом факте Москва дала себя почувствовать! Обжорство — слабость москвичей. 1-го сентября был большой ежегодный обед, — опять пьянство (забыл, 30 авг[уста] обедал у Островского). С 2 сентября начались классы; я имею теперь занятий в ней ещё более прежнего. Отвык от классов и в первый урок так сконфузился, что принуждён был минут на 10 уйти, дабы не упасть в обморок. Не помню 2-го или 3-го , встретился с Апухтиным в театре. Он сначала не хотел даже меня узнавать, так был сердит, — но после долгих объяснений, наконец. умилостивился. На другой день мы с ним обедали в Английском клубе, и там после обеда с ним сделалось дурно так, что я страшно перепугался, на не потерялся, схватил его и потащил с большим трудом в сад, где вскоре он оправился. Должно быть, лишнее скушал что-нибудь. Следующий вечер мы с ним были у Шиловскпх, где он пленил, всех своими рассказами. Затем он два дня пробыл в имении Шаховских, а вчера я с ним свиделся в опере. Это было первое представление нашей итальянской оперы. Давали «Отелло». Пела прелестно Арто и дебютировал очень хороший молодой тенор Станио. После оперы были в клубе и время провели приятно.

Вот, кажется, все, достойное интереса за последние полторы недели в моей жизни. Гедеонов был в Москве и велел немедленно приступить к репетициям «Воеводы». Партии уже розданы. Но едва ли он поспеет к октябрю, как того хотел Гедеонов. С итальянцами оно почти невозможно, я думаю, что опера пойдёт не ранее декабря. Нового я ничего не пишу и не могу ни на чем остановиться. К счастью, концерты Музык[ального] общества начнутся поздно, и я ещё успею что-нибудь состряпать.

Ларош воротился и говорил мне подробно о своих свиданиях с тобой и Модей. Третьего дни я был у него утром с Рубинштейном и вечером с Клименко. Они живут очень мило на одной квартире с Юргенсоном.

Милый мой мальчик, целую тебя множество раз и прошу писать почаще. Вчера получил письмо и от Моденьки, которому отвечу на днях. (Опять забыл. Вчера в опере видел Рихтера; он тоже говорил про Вас.)

Обними от меня Папашу и Л[изавету] М(ихайловну]. Ему я тоже напишу.