Letter 131

Date 15/27 February-16/28 February 1869
Addressed to Anatoly Tchaikovsky
Where written Moscow
Language Russian
Autograph Location unknown
Publication П. И. Чайковский. Письма к родным (1940), p. 122–123
П. И. Чайковский. Письма к близким. Избранное (1955), p. 50 (abridged)
П. И. Чайковский. Полное собрание сочинений, том V (1959), p. 156–157
Piotr Ilyich Tchaikovsky. Letters to his family. An autobiography (1981), p. 49 (English translation; abridged)
Notes Manuscript copy in Klin (Russia): Tchaikovsky State Memorial Musical Museum-Reserve

Text

Russian text
(original)
Милый мой друг Толька!

Нет, я нисколько не забываю тебя и, напротив, по случаю приближающегося выпуска очень думаю о тебе. Дай бог, чтоб все сошло удачна. Я до великого поста не пойду в контору театров за разовыми, пускай наберется побольше, а то боюсь разочароваться. Как только получу деньги, так сейчас и вышлю должные мною 227 р[ублей] сер[ебром]. На масленицу я буду ожидать тебя; пускай Модя не приезжает на этот раз, а то будет очень разорительно, боюсь, что у меня не хватит денег. В будущем году, если доживем, я Выпишу его. А впрочем, посмотрим. С ним-то мы летом непременно увидимся, а с тобой Бог весть! Если ты поедешь к Саше, то вряд ли поживем вместе, ибо я к ней не поеду до тех пор, покамест Лева не переедет в своё собственное имение.

Пишу тебе это письма ночью после концерта Музыкального общ[ества]. Исполнялась в первый раз мая фантазия «Фатум». Это, кажется, лучшее, что я да сих пор написал, по крайней мере, так говорят другие (успех значительный). Читал литы статью Лароша о моей опере? Если б ты мог знать все обстоятельства, предшествовавшие статье, и побудительные причины её появления, то ты [...] С большим жаром принялся я за «Ундину». Уже большая часть 1-го действия готова. К сожалению (не говори этого Папаше), моё здоровье в последнее время решительно порасстроилось; нервы раздражены до крайности. так что я подчас ослабеваю да совершенного изнеможения. На прошлой недели я было решил даже уехать куда-нибудь до сентября на отдых, — но раздумал. Это бы было очень неловко относительно Рубинштейна, который был бы поставлен в очень затруднительное положение насчёт классов. Я случайно узнал на вечере у Оболенского, что Алёша здесь проездам; на другой день утром съездил к нему и познакомился с его супругой, — очень мила.

Ты спрашиваешь про Воладю. Он мне несколько раз писал и всегда поручает сказать тебе, что он тебя. ужасна любит. Живет ан в Ницце и страшно кутит, судя по беспрестанным требованиям денег из дому.

Кланяйся Папаше, Л[изавете] Мих[айловне] и Моде и всех их расцелуй. Дай мне сейчас же знать, будешь ли ты на масленице и в какой день тебя ждать.