Letter 143

Date 3/15 August 1869
Addressed to Anatoly Tchaikovsky
Where written Moscow
Language Russian
Autograph Location unknown
Publication Жизнь Петра Ильича Чайковского, том 1 (1900), p. 327–328 (abridged)
П. И. Чайковский. Письма к родным (1940), p. 127–128
П. И. Чайковский. Письма к близким. Избранное (1955), p. 52 (abridged)
П. И. Чайковский. Полное собрание сочинений, том V (1959), p. 165–166
Piotr Ilyich Tchaikovsky. Letters to his family. An autobiography (1981), p. 50–51 (English translation; abridged)
Notes Manuscript copy in Klin (Russia): Tchaikovsky State Memorial Musical Museum-Reserve

Text

Russian text
(original)
3 августа. Москва.

Как-то ты поживаешь, мой милый мальчик? Очень много думаю о тебе и сокрушаюсь о твоем одиночестве. Я знаю по опыту, что значит одному быть в мало знакомом городе, как нногда болезненно сжимается сердце при мысли о любимых людях, живущих далеко, как иногда не знаешь, куда деваться с тоски. Если ты все это испытываешь, то утешай себя мыслью, что в Киеве не долго останешься. ибо мы сделаем все, чтобы перетащить тебя в Москву.

Путешествие от Киева до Москвы мне было ужасно скучно и, несмотря на то, что я ехал все время в.1-м классе, испытывал разные неудо6ства и спал прескверно. Въезжал в Москву не без некоторого удовольствия; привычки сделали то, что я Москву люблю, как что-то своё родное. Рубинштейна ещё нет, ан в Липецке. Зато здесь живёт теперь Балакирев, и, признаюсь, его присутствие тяготит меня; он требует, чтобы я ежедневно был с ним, а это мне немножко скучна. Это очень хороший и очень расположенный ко мне человек, на, не знаю отчего, я никак не могу сойтись с ним душа в душу. Мне не совсем нравится исключительность его музыкальных мнений и резкость тона. Третьего дни мы поехали с ним в Царицыно к Плещееву и ночевали там, а вчера вечером я оттуда проехал на дачу к Володе; дорогой сильно простудился и сегодня сижу у нега больной, хотя теперь, к вечеру, стала лучше. Володя здоров, на в их семействе разыгрываются теперь такие драмы, что, я боюсь, он опять свихнется.

В Петербург я не проехал, да вряд ли и поеду. Мне все говорят, что не стоит тратить деньги на проезд, так как оперу можно переслать с кем-нибудь, напр[имер], с Балакиревым, берущимся её доставить в дирекцию.

Жаль мне бедную Авдотью Яковлевну, которой, впрочем, я написал любезное письмо. О Константинове ничего тебе не пишу, так как ты уже, вероятно, виделся с ним в Киеве. Его жена очень симпатичная особа. Очень мне интересна знать, нанял ли ты новую квартиру; желал бы, чтобы ты переехал из теперешней, отвратительной.

Вообще говоря, я покамест сильно скучаю и хотя не жалею, что уехал из Каменки, так как при теперешнем положении вещей там невозможно было оставаться, но мне грустно, что я расстался с тобой так рано,—мне бы, собственно говоря, не следовало уезжать из Киева, не устроив тебя хорошенько. Как идут денежные дела? Я тебе пришлю маленький куш к 1 сент[ября], на если нужно теперь, ради Бога, мой милый голубчик, напиши.

Крепко, крепко обнимаю тебя.

[П. Чайковский]

Напишу завтра письма к Адамову и буду говорить о тебе.