Letter 150

Date 25 September/7 October 1869
Addressed to Anatoly Tchaikovsky
Where written Moscow
Language Russian
Autograph Location unknown
Publication Жизнь Петра Ильича Чайковского, том 1 (1900), p. 329–330 (abridged)
П. И. Чайковский. Письма к родным (1940), p. 132–133.
П. И. Чайковский. Письма к близким. Избранное (1955), p. 54 (abridged)
П. И. Чайковский. Полное собрание сочинений, том V (1959), p. 172–173
Piotr Ilyich Tchaikovsky. Letters to his family. An autobiography (1981), p. 52 (English translation; abridged)
Notes Manuscript copy in Klin (Russia): Tchaikovsky State Memorial Musical Museum-Reserve

Text

Based on a handwritten copy in the Klin House-Museum Archive, which may contain differences in formatting and content from Tchaikovsky's original letter.

Russian text
(original)
25 сентября 1869 г[ода]

Милый мальчик!

От Адамова ни слуху, ни духу, — не отвечает мне; поэтому и я ничего нового насчёт планов будущего тебе сообщить не могу.

Некто Волков, студент, говорил мне, что видел тебя в Киеве и даже обедал с тобой; он сказал мне, что ты был весел; это мне доставило большое удовольствие. Надеюсь. что приезд Губерта и свидание с Верой подействовали благоприятна на твоё расположение духа. Вера говорила тебе, вероятно, что она со мной виделась. Признаюсь это свиданье мне очень было тяжело; они все сердиты на меня за то, что я не был у них в Петербурге. Вчера я превозмог себя и сделал визит Лизав[ете] Сергеевне, надеясь, что при Александре Ив[ановне] и Соне это будет не так ужасно. Представь, что ни ту, ни другую я не застал и просидел целые полчаса (показавшиеся мне вечностью) с Лиз[аветой] Серг[еевной]. Она очень мило обошлась со мной. Сегодня Алек[сандра] Ив[ановна] и Соня едут в Мал[ый] театр, в ложу, которой я их снабдил.

У нас здесь открылась итальянская опера. Сестры Маркиэно превосходны, на остальные певцы и певицы очень плохи.

Волков говорил мне, что Ваша опера идёт очень плохо; ты мне никаких подробностей не пишешь. а мне бы очень интересно знать, какав оркестр, хоры; как принялся за дело Губерт, какое он на сотоварищей произвёл впечатление и т. д.

Очень сильно работал в последнее время; дописывал 25 русских песен в 4 руки, надеясь взять с Юргенсона денег, на оказалось (чего я нимало не помнил), что я уже в прошлом году забрал у нега вперёд более 50 руб[лей].

Вчера ка мне утрам явился Илёнька и потребовал, чтобы и с ним пообедал в Эрмитаже. Обед он задал превосходный, но скучно было, ибо нет для меня ничего тяжелее, как подобные родственные отношения с людьми, которых не встречаешь часто в жизни.

Модест что-то мне вовсе не пишет; не знаю, чему приписать это.

Твоя цепочка целы; буду ждать случая переслать их к тебе; заеду на днях к Дервизу.

Целую тебя крепко,

П. Чайковский