Letter 157

Date 30 October/11 November 1869
Addressed to Anatoly Tchaikovsky
Where written Moscow
Language Russian
Autograph Location unknown
Publication Жизнь Петра Ильича Чайковского, том 1 (1900), p. 334–335 (abridged)
П. И. Чайковский. Письма к родным (1940), p. 135–136
П. И. Чайковский. Письма к близким. Избранное (1955), p. 56 (abridged)
П. И. Чайковский. Полное собрание сочинений, том V (1959), p. 182–183
Piotr Ilyich Tchaikovsky. Letters to his family. An autobiography (1981), p. 54–55 (English translation; abridged)
Notes Manuscript copy in Klin (Russia): Tchaikovsky State Memorial Musical Museum-Reserve

Text

Russian text
(original)
30 октября 1869 г.

Что ты так давно мне не пишешь мой милый киевлянин. Погожим, что я имею о тебе довольно подробные сведения от Мещерского, — но этого мне не достаточно. Я, например, интересуюсь знать, в кого ты влюблен, с кем особенно сдружился и т. п., а об этом Мещерский говорил довольно неопределенно; именно, что ты ухаживаешь за какой-то актрисой и что ты очень сошёлся с каким-то следователем. Мещерскин живёт здесь уже полторы недели и, к сожалению, остаётся чуть ли не ещё столько же. Само собой, что мы видимся ежедневно и уже имели два три крупных разговора. Впрочем, справедливость требует сказать, что он чрезвычайно любезен, да, кроме того, мне нравится то, что он так тебя любит. Между Прочим, он в Петербурге будет всячески о тебе заботиться. Виделся ли ты с Константиновым? Его жена предобрая и премилая и тоже тебя обожает.

Я все это время очень много работал; кончил заказанную Бесселем аранжировку и почти написал вчерне увертюру к трагедии «Ромео и Джульетта». Про оперу мою ничего не слышно, и я начинаю думать, что её в нынешнем сезоне вовсе не дадут. Это меня не особенно огорчает; не знаю почему, я стал теперь гораздо равнодушнее к своим композиторским успехам и готов с величайшим стоицизмом переносить всякого рода неудачи.

Виделся недавно в театре с Дервизом, который тоже мне говорил о тебе; он, кажется, на днях едет к Вам в Киев. Я познакомился в театре с его женой, которую нахожу очень миленька н, гораздо лучше, нежели я ожидал.

Скоро мне предстоит свидание с Арто; она здесь будет на днях, и мне наверное придётся с ней встретиться, так как вслед за её приездом начнутся репетиции «Domino noir» с моими хорами и речитативами, и мне необходимо присутствовать на этих репетициях. Эта женщина сделала мне много вреда, и я, когда увидимся, расскажу тебе, каким образом, но тем не менее меня влечёт к ней какая-то необъяснимая симпатия до такой степени, что я начинаю с лихорадочном нетерпением поджидать её приезда. Увы! Это все-таки не любовь.

Напиши мне про Губерта, кланяйся ему хорошенько и передай, что ему стыдно давать своё имя Фаминицыну; в объявлении об издании его паршивой газетки Губерт стоит рядом с Рубцом.

Целую и обнимаю.

Кланяйся Третьякову.

Послезавтра по получении жалованья высылаю тебе маленькую субсидию.