Letter 1855

Date 13/25 September 1881
Addressed to Nadezhda von Meck
Where written Moscow
Language Russian
Autograph Location Klin (Russia): Tchaikovsky State Memorial Musical Museum-Reserve (a3, No. 744)
Publication П. И. Чайковский. Переписка с Н. Ф. фон-Мекк, том 2 (1935), p. 553–554
П. И. Чайковский. Полное собрание сочинений, том X (1966), p. 226–227

Text

Russian text
(original)
Москва
13 сент[ября] 1881 г[ода]

Милый и дорогой друг! Невесёлые впечатления испытываю я в Москве. Брат мой Анатолий как всегда хандрит и жалуется на судьбу. Все мои консерваторские приятели со смерти Ник[олая] Григ[орьевича] как-то опустились и упали духом. Наконец, Алёша глубоко сокрушён новым распоряжением, по которому солдат ведено держать на службе пять лет. Кроме того, он весьма огорчён, что не сбылись его планы куда-нибудь из Москвы уехать; дальше Московского уезда его никуда не пускают и требуют, чтобы от времени до времени он являлся в казармы. Думал я съездить с ним в Петербург, но в таком случае нужно ему снять солдатский мундир и как бы скрываться, а этого мне как-то не хочется. Таким образом, вероятно, я останусь весь этот месяц здесь, а уж как этого мне бы не хотелось! Кроме того, что вообще, находясь в Москве, я страдаю каким-то жутким чувством тоски, — мне невозможно здесь заниматься и приходится проводить время в бессмысленной праздности и в столкновениях о людьми, большая часть которых наводит на меня только тяжёлое уныние.

Думаю отсюда всё-таки вернуться в Каменку, забрать там все свои работы и нужные мне вещи и засим (чем скорее, тем лучше) уехать надолго в Италию.

Я уже слегка просмотрел рукописи Владислава Альбертовича, но более подробно рассмотрю их потом. Покамест могу сказать, что в отношении формы он сделал успехи; в этих сочинениях уже гораздо более зрелости, чем в прежних. Менее всего мне понравилась сцена из «Демона»; в ней очень много ошибок против законов сочетания слова с музыкой. Более же всего мне нравится скерцо для ф[орте]п[иано], скрипки и виолончели. Я сделаю карандашом свои замечания на полях, а если он скоро вернётся и будет иметь время зайти ко мне, то буду рад сообщить ему устно моё мнение и вообще с ним повидаться.

Мне очень приятно было прочесть в письме Вашем слова дочери Вашей, касающиеся нашей симфонии. Удастся ли мне когда-нибудь написать ещё вещь, столь же прочувствованную, как эта симфония! Давно уже отлетела от меня моя муза и не хочет возвратиться. Не случится ли это в Италии? Я надеюсь, что да.

Желаю Вам, дорогая моя, скорейшего благополучного окончания всех дел Ваших и счастливого путешествия. Алёша несказанно тронут и благодарит Вас, милый друг, за внимание и щедрость Вашу!

На этой неделе, до отъезда Вашего, ещё буду писать Вам.

Ваш навеки,

П. Чайковский

Живу я у брата Анатолия на Садовой, близ Кудрина, в доме Быкова.