Letter 189

Date 23 April/5 May 1870
Addressed to Anatoly Tchaikovsky
Where written Moscow
Language Russian
Autograph Location unknown
Publication Жизнь Петра Ильича Чайковского, том 1 (1900), p. 341 (abridged)
П. И. Чайковский. Письма к родным (1940), p. 150–151
П. И. Чайковский. Письма к близким. Избранное (1955), p. 64–65 (abridged)
П. И. Чайковский. Полное собрание сочинений, том V (1959), p. 212–213
Piotr Ilyich Tchaikovsky. Letters to his family. An autobiography (1981), p. 63 (English translation; abridged)
Notes Manuscript copy in Klin (Russia): Tchaikovsky State Memorial Musical Museum-Reserve

Text

Based on a handwritten copy in the Klin House-Museum Archive (omitting the signature), which may contain differences in formatting and content from Tchaikovsky's original letter.

Russian text
(original)
23 апреля 1870 г.

Милый мальчик!

Ты, вероятно, сильно на меня сердишься за долгое молчание; но знаешь ли причину оного?

Она состоит в том, что я от Третьякова узнал о твоем новом переезде, но куда?—об этом ты не пишешь ни слова. Пускаю это письмо наудачу.

Многого рассказывать не буду, ибо ничего особенного не случилось. Здесь прожил целый месяц некто Рюмин, очень богатый и милый человек, с которым я весьма близко сошёлся. Он приехал прямо из Ниццы по делам Володи Шиловского, У коего он состоит попечителем. Этот Рюмин во что бы то ни стало хочет из меня сделать религиозного человека; он надарил мне много книг духовного содержания, которые я дал ему слово прочесть. Вообще я пустился в богоугодные дела, на страстной недели мы с Рубинштейном даже говели. Опера моя идёт очень вяло. Причиною этого я считаю то, что сюжет её хотя и очень хорош, но как-то мне не по душе. «Ундина» хоть и грубо скроенное либретто, но так как она подходила под склад моих симпатий, то дело и шло очень скоро.

Праздники я провел приятно. Представь себе, до чего дошло моё гражданское мужество: в Первый день пасхи я обедал у Лиз[аветы] Сер[геевны] Давыдовой, зато у Переслени давно не был. Как-то ты веселился в Каменке? Полагаю, что при тебе там было получено моё письмо к Левушке.

В половине мая, вероятно, 17 числа, я еду за границу. От части радуюсь, а отчасти сокрушаюсь; радуюсь, ибо заграница всегда имела в моих глазах обаяние, сокрушаюсь, ибо во-1) тебя не буду долго видеть, а во-2) боюсь, что Шиловский будет своими сумасшедшими выходками отравлять мне удовольствие, хотя в своих письмах он божиться и клянется, что всячески будет меня покоить и лелеять. От Модеста получил 2 или 3 письма, из коих решительно нельзя усмотреть, в каком он состоянии духа обретается. т о радуется, то тосклив, жалуется на безденежье и на несчастье в любви. Я ему послал пока мест только 15 р[ублей] сер[ебром] и 25 высылаю к 1 мая, да, кроме того, взялся сделать ему теплое платье к зиме.

Очень меня беспокоит твоё положение; не могу себе представить, как это ты следствие производишь? Напиши ради Бога, идёт ли дело на лад.

Здесь теперь только и говорят о дуэли между Урусовым и братом Островского. Препошлая история. Читал я в «Муз[ыкальном] сезоне» про концерт Губерта. Радуюсь его успехам, кланяйся ему от меня крепко.

Обнимаю и бесчисленное число раз целую тебя.