Letter 198

Date 7/19 June 1870
Addressed to Modest Tchaikovsky
Where written Soden
Language Russian
Autograph Location Saint Petersburg (Russia): National Library of Russia (ф. 834, ед. хр. 36, л. 26–28)
Publication Жизнь Петра Ильича Чайковского, том 1 (1900), p. 345–346 (abridged)
П. И. Чайковский. Письма к родным (1940), p. 154–155.
П. И. Чайковский. Письма к близким. Избранное (1955), p. 66–67 (abridged)
П. И. Чайковский. Полное собрание сочинений, том V (1959), p. 222–223
Piotr Ilyich Tchaikovsky. Letters to his family. An autobiography (1981), p. 65 (English translation; abridged)

Text

Russian text
(original)
Содеи
7/19 июня 1870 г[ода]

Милый мой Модька!

Ты, надеюсь, читал проездом в Киеве письмо моё, писанное к Анатолию; с тех пор прошла целая неделя. Тоска, которую я испытывал в первое время, мало-помалу угомонилась; я нашёл здесь кое-что достойное не только внимания. но и восхищения. Соден лежит в долине хребта Таунус, и вот этот-тот Таунус и составляет для меня предмет восторгов. Высотой своей он не особенно отличается, но, будучи весь покрыт густым сосновым лесом и обстроен прелестными замками, перед к[ото]рыми знаменитые, воспетые мною и увековеченные тобой * Гапсальские развалины — сущая дрянь, — этот хребет гор для туриста представляет много интересного. В особенности интересен замок Кёнигштейн, выстроенный в 967 году и ещё в1800 бывший важною крепостью. Мы взбирались с Володей на верх башни, и вид, открывшийся моим изумлённым взорам, был поистине великолепен. Спустившись с верху, мы полюбопытствовали насчёт казематов и подземных ходов, каковые и были нами осмотрены в сопровождении проводника. Страсти что такое! Каждое утро я отравляюсь пешком в место, называемое Drei Linden, и там читаю или сочиняю, один, среди суровой горной природы и имея перед глазами чудную панораму, обнимающую пространство вёрст в 200.

Что касается жизни в Содене, то она очень проста. Мы встаём в 6 часов; Володя пьёт воды, а я (по совету врача) беру щелочные ванны. В 8 часов пьём кофе; до 1-го [часа] я гуляю и сижу на Drei Linden. В 4 часа слушаем довольно порядочный оркестр; с 6-ти часов гуляем до 8, пьём чай и в 10-м ложимся спать.

Бывают минуты, когда я скучаю по Вас, когда томительное желание провести хотя несколько дней в Каменке доводит меня до слез и воспоминание прошлого лета, проведённого у Саши с Вами, терзает меня. Но я энергически борюсь с тоскливыми настроениями, утешая себя мыслью, что а положительно спасаю Володю своим строгим надзором за ним, да и самому мне принесёт пользу соденский образ жизни. На Володе благодетельное влияние лечения уже весьма заметно; у него появился отличный аппетит, сон, на лице краски, возвратилась способность подолгу ходить пешком, и даже он начинает толстеть. Русских здесь очень много; и как я ни избегал знакомств, но это оказалось невозможно и шапочных у меня уже появилось много. Обедаем мы за table d'hôt'ом. Обед бесконечно длинный, но (по-моему) весьма недурной.

В четверг я слышал здесь Прусский военный оркестр, тот самый, что на состязании всех военных музык взял в Париже первый приз. Он изумительно хорош; я ничего подобного ещё не слыхивал.

Собираемся все съездить в оперу, во Франкфурт, — но там дают такую дрянь, что от немцев я этого никак не ожидал. Представь себе, что во Франкфурте производит фурор певица Минни Гаук, к[ото]рую в Москве целую зиму шикали! Долго ли здесь пробудем, наверное не знаю; но во всяком случае не более, как до половины июля; вероятно, отсюда отправимся в Швейцарию.

Пиши мне, голубчик мой, подробно о каменской жизни. Как здоровье Саши и т. д. и т. д. Напиши также, как ты нашёл Толю?

Целуй Сашу, Леву, Таню, Веру, Анну, Наталью, Фёдору. Кланяйся всем находящимся в Каменке Давыдовым.

П. Чайковский

Адрес: Soden (Nassau) neben Francfurt am Main. Kurhaus.

Володя тебе очень кланяется.


* т. е. твоими позами и классическими жестами.