Letter 228

Date 3/15 February 1871
Addressed to Anatoly Tchaikovsky
Where written Moscow
Language Russian
Autograph Location unknown
Publication П. И. Чайковский. Письма к родным (1940), p. 170
П. И. Чайковский. Полное собрание сочинений, том V (1959), p. 251
Notes Manuscript copy in Klin (Russia): Tchaikovsky State Memorial Musical Museum-Reserve

Text

Based on a handwritten copy in the Klin House-Museum Archive (without the signature), which may contain differences in formatting and content from Tchaikovsky's original letter.

Russian text
(original)
3 февраля 1871 г. Москва.

Милый мой

Я имел разговор с Гордеевым насчёт твоих служебных дел. Из его слов я вижу, что, желая оставаться в Киеве, ты уступаешь просьбам твоих приятелей и также своей собственной охоте остаться на месте, [на] котором ты обжился. Но, ведь важнее всего для тебя служебные успехи, и ты сам очень хорошо понимаешь, что Москва—арена для деятельности все же более обширная, чем Киев. Я очень понимаю, как неприятно бросать множество дружеских связей и разные уже установившиеся привычки; я даже так близко вошел в твоё положение, что после разговора с Гордеевым, (к[ото]рый, между прочим, мне нравится очень) я тебя простил за легкомысленность, в коей было обвинил тебя, и начинал уже колебаться, — как вдруг... но это требует более подробного рассказа. В воскресенье 31 января я после завтрака лёг спать (ибо не спал ночь). В 5 часов слышу над собой звук знакомого голоса; открываю глаза и немею от удивления и отчасти удовольствия. Передо мной стоял г. вицедиректор департамента М[инистерства] юстиции. Он приехал для свидания по делу с своим родственником всего на один день. Разумеется, мы обедали вместе, провели вечер в театре и потом ещё в разных местах. Я рассказал ему о твоих служебных обстоятельствах, и он нашел, что перейти в Московский округ судебным следователем для тебя положительно выгодно; что это все-таки шаг вперёд, но что, впрочем, если ты хочешь остаться в Киеве, то это можно сделать и что ты от того много не потеряешь, так как через год в Киеве откроются новые учреждения. Итак, пойми, душа моя, что ввиду слов столь важного лица, как Адамов, я не могу предпринять ничего решительного, пока ты не ответишь мне и не велишь поступить так или иначе. Если он находит, что перевод в Москву есть шаг вперёд, то я не могу действовать, не сообщив о том тебе и не дождавшись твоего окончательного решения. Итак, милый мой, сообрази Все хорошенько и напиши.

Я провожу время приятно. У меня живёт теперь милый Клименко (к[ото]рый кланяется тебе). Начал заниматься гимнастикой 3 раза в неделю. Оперу пишу. Обнимаю и целую тебя, пиши.