Letter 317

Date 3/15 September 1873
Addressed to Vasily Bessel
Where written Moscow
Language Russian
Autograph Location Moscow (Russia): Russian National Museum of Music (ф. 42, No. 235)
Publication Новое время (7 October 1896)
Ежегодник Императорских театорв, сезон 1896–1897 (1898), No. 1, p. 26 (abridged)
Жизнь Петра Ильича Чайковского, том 1 (1900), p. 416–417 (abridged)
Музыкальная новь (1923), No. 1, p. 54–55.
П. И. Чайковский. Полное собрание сочинений, том V (1959), p. 327

Text

Russian text
(original)
3-го сентября, Москва.

Любезный друг
Василий Васильевич!

Я получил симфонию и немедленно примусь за переложение, которое в скором времени тебе вышлю.

Пожалуйста, голубчик, хлопочи об «Опричнике». Признаюсь тебе по секрету, что мне бы очень хотелось передать роль Наташи г-же Рааб! В случае, если б Меньшикова и была ангажирована, я бы мог утешить её ролью Морозовой, слегка её переделав в отношении диапазона. Но, ради Бога, устрой так, чтоб Меньшикова не злилась. Мне очень нравится Рааб — и как певица и как особа приятной наружности. Меньшикова стара для Наташи, притом же она, говорят, сильно спала с голоса. Кстати, об «Опричнике». Вчера на сцене Большого театра мне объявили. что здешняя дирекция непременно хочет ставить его и в Москве весной. Хотя, за исключением Кадминой, я не вижу здесь хороших исполнителей, но полагаю, что нам нечего препятствовать. Пусть себе ставят. Начальник репертуара сказал мне, что они не пожалеют ничего для хорошей постановки и что в течение целого сезона опера будет разучиваться. Во всяком случае, это принесёт нам две-три лишние сотни рублей, а я рублями — ох, как дорожу. Касательно посвященья, я полагаю, что лучше всего посвятить Константину.

Ты очень ошибся, подумав, что я много работал летом. За границей я не написал ни одной нотки. Возвратившись же в Россию, я в деревне произвёл на свет симфоническую фантазию «Буря» по программе Стасова. Ты извини меня. но её я отдать тебе не могу, так как ещё в прошлом году обещал Юргенсону мою первую симфоническую вещь. Тебе же я обещаю отдать первое, что напишу; полагаю, что это будут фортепьянные пьэски. Я очень тебе благодарен и весьма рад твоей предупредительности в отношении издания моих вещей, — но ты поймёшь, что, находясь в хороших отношениях с Юргенсоном. я не могу отказывать и ему в его любезных предложениях. Прощай, любезный друг. Присылай скорей корректуру всего, что есть.

Преданный тебе,

П. Чайковский

Статей не обещаюсь. У меня столько дела, что голова кружится. Но лентяя Губерта буду понукать.