Letter 391

Date 13/25 February 1875
Addressed to Modest Tchaikovsky
Where written Moscow
Language Russian
Autograph Location Saint Petersburg (Russia): National Library of Russia (ф. 834, ед. хр. 36, л. 74–75)
Publication П. И. Чайковский. Письма к родным (1940), p. 215–216
П. И. Чайковский. Письма к близким. Избранное (1955), p. 97 (abridged)
П. И. Чайковский. Полное собрание сочинений, том V (1959), p. 394–395
Piotr Ilyich Tchaikovsky. Letters to his family. An autobiography (1981), p. 95 (English translation; abridged)

Text

Russian text
(original)
Москва
13 февраля 1875

Модя! Ты прав, что литераторы сволочь! — но что ж из этого? Ведь и музыканты тоже часто бывают сволочью; неужели же от этого я должен возненавидеть музыку. Я совсем не желаю, чтобы ты специально предался музыкальной критике; на твоё сотрудничество в «Голосе» я смотрю только как на окошечко, которое ты прорубаешь себе в российскую словесность. Настоящая твоя сфера: беллетристика. У тебя, может быть, и нет первоклассного таланта, но есть положительная способность. есть вкуси то понимание, которое так ценит в тебе Ларош. Понимание великая вещь; его бывают лишены иногда люди очень умные. Благодаря этому пониманию ты никогда не напишешь ничего пошлого и ничего фальшивого. Это достоинство хоть и отрицательное, но существенное в литераторе. Итак, пожалуйста, не унывай и продолжай своё сотрудничество в «Голосе». Я очень зол на эту газету и мне очень забавно, что после ничем не мотивированного отказа в напечатании статьи они ещё смеют обижаться на тон моей ответной телеграммы. Я не понимаю одной твоей фразы; ты пишешь, что для моего достоинства лучше не печатать этой статьи, — т. е. вообще или теперь, после носа, подученного от «Голоса»? Напиши мне об этом.

Твоё поручение насчёт Мамонтовой я принял очень близко к сердцу, но ехать к ней мне решительно нельзя: во-первых, потому, что я, несмотря на многократные приглашения, у них ни разу не был; во-вторых, потому, что она беременна и я боялся испугать её; в-третьих, потому, что муж её в отсутствии и, будучи очень ревнив, был бы недоволен, что я посетил его супругу без него; в-четвертых, потому, что он вообще порядочная сволочь и очень подозрителен насчёт людей, приезжающих к нему не для свиданья, а для денег по какой бы это ни было причине.

Я поручил все это дело устроить С. И. Юргенсон, которая находится с обоими в очень интимных отношениях.

Впрочем, M[ada]me Мамонтова и не подозревает, что её сестра так серьёзно больна; она говорила на днях Юргенсону, что Наст[асье] Петр[овне] легче. Извини, что мало пишу. Страшно устал. Кончил свой фортепьянный концерт и уже написал скрипичную пиэсу, обещанную Ауэру. Оставляю место для Алёши, который очень тронут твоим воспоминанием. Целую тебя, Папашу и Ел[изавету] Мих[айловну].

П. Чайковский

Третьего дня скончался Павел Иванович Грузинский.