Letter 439

Date 20 January/1 February 1876
Addressed to Modest Tchaikovsky
Where written Saint Petersburg
Language Russian
Autograph Location Klin (Russia): Tchaikovsky State Memorial Musical Museum-Reserve (a3, No. 1445)
Publication Жизнь Петра Ильича Чайковского, том 1 (1900), p. 481 (abridged)
П. И. Чайковский. Письма к родным (1940), p. 227–228
П. И. Чайковский. Письма к близким. Избранное (1955), p. 102–103 (abridged)
П. И. Чайковский. Полное собрание сочинений, том VI (1961), p. 17–18
Piotr Ilyich Tchaikovsky. Letters to his family. An autobiography (1981), p. 101–102 (English translation; abridged)

Text

Russian text
(original)
С[анкт]-Петербург. 20 янв[аря] 1876 г. Понед[ельник].

Милый Модя! Я приехал в Питер на прошлой неделе в среду и до сих пор сижу на Канонерской. Это произошло от того, что на текущей неделе будет исполняться моя симфония и я считаю необходимым присутствовать на репетициях; а так как ехать в Москву и снова возвращаться не стоило, то я и решился побыть здесь. В день моего отъезда из Берлина я прочелна столбах, что у Бильзе будет играться andante из моего квартета, и отправился; но как и следовало ожидать, Бильзе захворал и вся программа была отменена. В Питере только, очутившись среди своих, я перестал меланхольничать, а то, расставшись с тобою, я ужасно тосковал. Если хочешь знать, как я провожу время, то вот тебе краткий отчет: 1) в среду вечером: приезд, баня, чай и ужин с Пап[ашей] и Л[изаветой] М[ихайловной]; ночью: свидание с Толей, к[ото]рый поздно возвратился с балу. 2) Четверг: разные деловые посещения, обед и чай у Мещерского. 3) Пятница: деловые посещения, обед у Дюссо с Толей и Ларошем, опера (« Гугеноты»), баня (с Кондр[атьевым]), чай у Кондр[атьева] с Шахом. 4) Суббота: деловые посещения, в том числе у Направника, колебания оставаться или ехать, обед у Азанчевского, цирк с Кондр[атьевым] и Мещерским, вечер у Апухтина. 5) Воскресенье: разные визиты утром, шляние по Невскому с Ларошем, обед дома, посещение Пороховщиковых, опера («Тангейзер»), ужин в трактире. 6) Понед[ельник]: разные визиты, обед у Адамова, опера («Рогнеда»), чай дома. Сегодня предстоит утром: репетиция «Анджело», обед у Мещерского, вечером в квартете (мой 2-ой кв[артет]) и вечер у M[ada]me Давыдовой. Словом, ты видишь, что суетни ужасно много. Я останусь здесь до воскресенья. Теперь уже наступил тот момент пребывания в Питере, когда меня начинают теребить во все стороны, так что не знаешь, куда спрятаться от массы приглашений и требовании. Кроме необходимости быть на репетициях, я ещё остался здесь для различных переговоров об постановке «Вакулы», которая состоится в начале будущего сезона. Решительно не знаю, кому отдать роль Солохи. Кадминой не будет, Каменская не годится, Крутикова совсем погибает, словом, решительно никого нет в виду. Вчера я имел серьезный разговор с Азанчевским относительно отправления меня на два года за границу. Весьма может статься, что это дело устроится с будущего года. Оно для меня и желательно и страшно, ибо я все-таки ужасно люблю святую Русьи боюсь по ней стосковаться.

Много здесь говорим про тебя и все, т. е. мы, канонерские, находим, что тебе следует не колеблясь оставаться при твердом намерении быть у Конради. Вспомни, что ты по условиютолько 4 часа должен проводить с мальчиком, что ты будешьиметь время заниматься в остальное время чем захочешь. Трудности во всяком деле неизбежны. Надеюсь, приехавши в Москву, найти от тебя письмо. Дома все в восторге от твоих имоих подарков. Перчатки Кондр[атьеву] оказались малы, и яих разделил между Толей и Ларошей.

Милый Модя, крепко тебя целую и умоляю не скучать и не слабеть духом;

П. Чайковский

Нечего и говорить, что тебе все кланяются и целуют.