Letter 442

Date 28 January/9 February 1876
Addressed to Modest Tchaikovsky
Where written Moscow
Language Russian
Autograph Location Klin (Russia): Tchaikovsky State Memorial Musical Museum-Reserve (a3, No. 1448)
Publication Жизнь Петра Ильича Чайковского, том 1 (1900), p. 481 (abridged)
П. И. Чайковский. Письма к родным (1940), p. 229-230
П. И. Чайковский. Письма к близким. Избранное (1955), p. 104 (abridged)
П. И. Чайковский. Полное собрание сочинений, том VI (1961), p. 20–21 (abridged)
Piotr Ilyich Tchaikovsky. Letters to his family. An autobiography (1981), p. 102–103 (English translation; abridged)

Text

Russian text
(original)
Москва
28 янв[аря] 1876 г[ода]

Третьего дня приехал, наконец, в Москву, где нашёл целую массу писем, а в том числе и твоё, доставившее мне большое удовольствие. Я очень живо воображаю себе все, что ты чувствовал, попавши в центр парижской Bohème; но в конце концов — хорошо, что тебе пришлось побывать с этими господами; ничего нет глупее, как путешествовать, избегая знакомств с туземцами, как я обыкновенно делаю. Как ни интересны музеи, театры, рестораны, — а люди всё-таки ещё интереснее. Касательно системы запугивания, которой держался с тобой гувернёр Левашевых, скажу тебе: плюнь на это. Имей всегда в виду, что ты ещё не закабалился на служение Конради. Обдумай хорошенько дело теперь, в Лионе; взвесь все pro и contra, и если по зрелом размышлении окажется, что труд не по силам, откажись. Я виделся с Конради несколько раз и мне кажется, что люди они хорошие. В крайнем случае, истраченную тобой сумму я приму на себя и заплачу её без особенного затруднения из поспектакльной платы за «Вакулу.

Я уж не помню, на чем остановился я в последнем письме (адресованном в poste restante) в описании петербургского времяпровождения. Под конец пребывание в Питере сделалось для меня невыносимым вследствие обычного теребления меня на все части. Симфония моя прошла очень хорошо и имела значительный успех. Меня очень дружно вызывали и рукоплескали. Не меньший успех имел в этот вечер Танеев, игравший превосходно: особенно рапсодию Листа. Перед тем в квартетном вечере и в концерте я имел счастие познакомиться с Жоржем Мекленбургским и нашёл этого юношу очень симпатичным. Познакомился также с его мамашей и сестрой, которые были очень благосклонны. У А. А. Давидовой было два вечера с Апухтиным, и оба очень весёлые. С Ларошем виделся часто; дела его до крайности плохи, но унывать, — он не унывает. Был я два раза на репетиции «Анджело»: со второй репетиции, на которую я пришёл с Ларошем, последнего прогнали без всяких церемоний, вследствие чего и я ушел. Опера мне н е нравится нисколько. С Кюи мы виделись часто, и раз я у него обедал вместе с Танеевым: он так и рассыпался в нежностях. Виделся со всеми кузенами и кузинамии обедал с Ларошем у Аnnеttе. Поехал в Москву вместе с Кондратьевым и Мещёрским. У Кондратьева в его отсутствие происходили невообразимые скандалы. М[ария] С[ергеевна] прогнала Алёшку, и теперь у них идёт драма. Алёшка плачет и клянётся, что это в последний раз; Ник[олай] Дм[итриевич] хочет его оставить, она говорит, что уедет, если так случится, — словом, черт знает что такое. У меня все по-старому. М[ихаил] и Ленька в восторге от подарков. Ник[олай] Льв[ович] к своим отнёсся довольно язвительно. Он явился ко мне в вечер дня моего приезда в 1 [час] пополуночи, когда уже я лежал и на рассказал кучу сплетней. Шиловский, слава Богу; уехал на другой день приезда в Питер, сыграв со мной отвратительно драматическую сцену ревности, неоценённой любви и т. д.

Прощай, милый Модя. Твоё письмо доставило мне неописанное удовольствие; жду с нетерпением лионских Писем. Прошу тебя не унывать и не падать духом. Целую тебя крепко, крепко.

Твой, П. Чайковский