Letter 490

Date 2/14 August 1876
Addressed to Modest Tchaikovsky
Where written Bayreuth
Language Russian
Autograph Location Klin (Russia): Tchaikovsky State Memorial Musical Museum-Reserve (a3, No. 1461)
Publication Жизнь Петра Ильича Чайковского, том 1 (1900), p. 490–491 (abridged)
П. И. Чайковский. Письма к родным (1940), p. 250–251
П. И. Чайковский. Письма к близким. Избранное (1955), p. 110–111
П. И. Чайковский. Полное собрание сочинений, том VI (1961), p. 63–64
Piotr Ilyich Tchaikovsky. Letters to his family. An autobiography (1981), p. 109 (English translation; abridged)

Text

Russian text
(original)
Байрейт
2/14 августа 1876

Модя! Ты поймешь, что среди суеты, в которой я теперь обретаюсь, невозможно написать обстоятельного письма, н потому не сердись, что моё будет несвязное и коротенькое. Сейчас я получил твоё письмо. Чрез все фазы тоски, которые ты испытал, я прошёл совершенно так же, но может быть ещё с большей силой. Что касается моей болезни, то она только теперь прошла совершенно. В Париже в самый тот день, как я тебе написал, со мной вечером сделалась такая колика, что я испугался серьёзно; побежал в аптеку, купил сильнейшего слабительного, выпил громадную порцию, провёл ужасную ночь, но уж к вечеру другого дня был почти здоров. Пришлось вследствие этого провести лишний и очень скучный день в Париже. Дорогою сюда немилосердно тосковал об тебе, Коле, о России, о, Москве и ещё множество о чем. Ночевал в Нюрнберге: приехал сюда только накануне представления, в субботу 12/31; был встречен Клиндвортом; встретил целую массу знакомых и сразу попал в омут, в котором и верчусь целый день, как угорелый. Познакомился с целою массою новых лиц; был у Листа, который принял меня необычайно любезно; был у Вагнера, который теперь никого не принимает и т. д. Из известных тебе лиц здесь находятся: Рубинштейн, с которым я живу и который приехал вечером в субботу же; Ларош, который с утра до вечера пьян, Кюй, которого я свёл с Ларошем, но лишь для того, чтобы через два часа они снова поссорились и т. д. Вчера состоялось представление «Рейнгольда»: как сценическое представление эта штука меня заинтересовала и пленила изумительной постановкой; как музыка — это сумбур невероятный, через который по временам мелькают необычайно красивые и поразительные подробности. Байрейт — крошечный городишка, в который съехалось теперь несколько тысяч человек, стеснённых в помещении и необеспеченных по части утоления голода. У нас квартира нанята уже давно и очень хорошая; что касается пищи, то в первый день я насилу достал вечером ужин, а вчера получил обед только вследствие счастливого стечения обстоятельств. Во всяком случае я не скучаю, но никак нельзя сказать, чтоб я наслаждался, ибо все помыслы мои обращены к тому, чтобы как можно скорей удрать через Вену в Россию, что я сделаю, вероятно, в четверг.

Ты не можешь себе представить, как я люблю тебя и Колю, и как я ежеминутно о вас думаю, и как сладко, хотя и грустно, было мне читать сегодня твоё письмо. Крепко вас обоих целую. Соне поклон.

П. Чайковский

Пиши мне в Вербовку.