Letter 569

Tchaikovsky Research
Jump to: navigation, search
Date 27 May/8 June 1877
Addressed to Nadezhda von Meck
Where written Moscow
Language Russian
Autograph Location Klin (Russia): Tchaikovsky State Memorial Musical Museum-Reserve (a3, No. 3068)
Publication П. И. Чайковский. Переписка с Н. Ф. фон-Мекк, том 1 (1934), p. 21–22
П. И. Чайковский. Полное собрание сочинений, том VI (1961), p. 139–140
To my best friend. Correspondence between Tchaikovsky and Nadezhda von Meck (1876-1878) (1993), p. 20–21 (English translation)
П. И. Чайковский — Н.Ф. фон Мекк. Переписка в 4-х томах, 1876-1890, том 1 (2007), p. 39-40

Text and Translation

Russian text
(original)
English translation
By Alexander Poznansky
27 мая

Благодарю Вас за милое, доброе и дружеское письмо Ваше, многоуважаемая Надежда Филаретовна! Оно тем более дорого мне, что незадолго до получения его меня снова стала терзать совесть за то, что я как бы несколько злоупотребил Вашей изумительной добротой и щедростью. Но не будем больше говорить об этом. Знайте только, Надежда Филаретовна, что моя благодарность к Вам никогда не иссякнет и что я всегда буду помнить, сколько Вам обязан.

Теперь у нас экзамены приближаются к концу. Я очень устал и от них и от разных других забот, сопряженных с отъездом. Кроме того, есть еще одно обстоятельство, очень тревожившее меня. Я ничего не могу писать Вам об нем теперь, но уже, вероятно, в следующем письме моем я разъясню Вам, в чем дело и Чем все это кончатся. Большое счастье, что материальные заботы не усложняли моих душевных тревог, а то я заболел бы, мне кажется.

Я еду в воскресенье в деревню к К. С. Шиловскому, очень милому человеку, живущему со своей не менее милой супругой и семейством в своем имении близ Нового Иерусалима. Я буду иметь в своем распоряжении целый флигель и фортепиано. Хочу усердно приняться за сочинение оперы. Шиловский, по моему указанию, составляет мне либретто, взятое из поэмы Пушкина «Евгений Онегин»! Неправда ли, мысль смелая? Те немногие люди, которым я сообщил о своем намерении написать оперу с этим сюжетом, сначала удивлялись моей затее, а потом приходили в восторг. Опера это будет, конечно, без сильного драматического движения,—но зато будет интересна сторона бытовая, и потом сколько поэзии во всем этом! Одна сцена Татьяны с няней чего стоит! Если только я обрету то спокойное состояние духа, которое потребно для сочинения, то чувствую, что текст Пушкина будет действовать на меня самым вдохновляющим образом.

Симфонию свою я окончил, т. е. в проекте. В конце лета буду инструментовать ее. Я слышал, Надежда Филаретовна, что Вы никогда не соглашались на посвящение Вам пьес. Вы сделали для меня исключение, за которое премного Вам благодарен. Но если Вам неприятно, чтобы имя Ваше стояло на заглавии симфонии, то, если угодно, можно обойтись и без этого. Пусть Вы и я будем одни знать, кому посвящена симфония. Пожалуйста, распоряжайтесь как угодно.

Аранжементы, напечатанные Юргенсоном, будут, конечно, продаваться в мою пользу, хотя мы еще и не уговорились насчет подробностей. Юргенсон поступил неправильно, поставив на заглавном листе выражение собственность издателя, но это произошло от недосмотра. Благодарю Вас тысячу раз и за этот подарок.

Адрес мой следующий: Моск[овская] губер[ния], в заштатный г[ород] Воскресенск, оттуда в сельцо Глебово, Конст[антину] Степановичу Шиловскому.

Желаю Вам счастья, здоровья и всякого благополучия, добрая Надежда Филаретовна.

Ваш П. Чайковский

Насчет Кавказа я еще ничего не решил.

Разумеется, я буду уведомлять Вас о всех переменах моего адреса.

27 May

Thank you for your sweet, kind and friendly letter, most esteemed Nadezhda Filaretovna! It was all the more precious to me because, before it arrived, my conscience had begun to torture me again for fear I had taken advantage of your wonderful kindness and generosity. But let us say no more about that. Know only, Nadezhda Filaretovna, that my gratitude to you will never end, and that I shall remember how much I am obliged to you.

Now we are approaching the end of the examinations. I am very tired of them and also of various other concerns connected with my departure. Then there is something else that bothers me greatly. I cannot write to you about it now, but probably in my next letter I shall be able to explain what the matter is and how it will end. It was greatly fortunate that material concerns did not confuse my mental state, or I think I should have fallen ill.

On Sunday I am going to the country residence of K. S. Shilovsky, a very dear fellow, who with his equally dear wife and family lives on his estate near the New Jerusalem Monastery. I shall have a whole wing of the house and a piano at my disposal; I want to start working on the opera in earnest. Shilovsky, under my supervision, is compiling the libretto for me, taken from Pushkin's poem "Yevgeny Onegin"! Isn't this a bold idea? The few people I have informed about writing an opera in this subject were first astonished at my venture, and then went into raptures. This opera will certainly not contain any strong, dramatic action,— but it will have interesting aspects of domestic life, and furthermore, what poetry it contains! It is worthwhile for one scene with Tatyana and the nurse alone! If only I can attain the peace of mind required for composition, I feel that Pushkin's text will provide me with all the inspiration I need.

I have finished the symphony, that is, in outline. Towards the latter part of the summer I shall orchestrate it. I have heard, Nadezhda Filaretovna, that you have never before consented to have a composition dedicated to you. You have made an exception for me, for which I am inordinately grateful to you. But if it does not please you to have your name appear on the title page of the symphony, then, if you wish, we can do without it. Let you and I alone know to whom the symphony is dedicated. Please decide as you wish.

The arrangements printed by Jurgenson will, of course, be sold to my advantage, although we have not yet agreed the terms. Jurgenson has erred by putting property of the publisher on the title page, but this was due to an oversight. Thank you a thousand times for that present as well.

My address is as follows: Moscow province, the minor town of Voskresensk, to the village of Glebovo, for Konstantin Stepanovich Shilovsky.

I wish you happiness, health and all good fortune, kind Nadezhda Filaretovna.

Yours P.Tchaikovsky

I have not made up my mind about the Caucasus.

Of course, I shall keep you informed of any changes of address.